Комната 40: Секретная комната 40 / Хабр

Содержание

Секретная комната 40 / Хабр

В военное время для обмена данными использовали защищенные каналы связи. И перехват передаваемых сообщений с последующей их дешифровкой — играл важную роль в противостоянии государств. Гениальные криптографы Блетчли-парка проделали колоссальнейшую работу и существенно повлияли на ход Второй мировой войны. Они приобрели мировую славу, навеки запечатлев свои имена в истории криптографии. Но дешифровкой сообщений также занимались и во времена Первой мировой войны. В Британии существовала дешифровальная организация под названием Комната 40 (англ. Room 40), занимающаяся перехватом и расшифровкой немецких сообщений.

Комната 40 была также известна под названием 40 С.Б. (Старое здание) и являлась подразделением ведущего криптографического органа Великобритании времен Первой мировой войны — Британского Адмиралтейства. Сформировалась организация в октябре 1914 года, вскоре после начала войны. Свое название Комната 40 получила благодаря номеру помещения в старом здании Адмиралтейства, где она и находилась. Большую часть периода существования данная организация представляла собой бюро по анализу и дешифровке криптограмм. Ее сотрудниками было расшифровано около 15 000 немецких сообщений.

Создание Комнаты 40

В 1911 году отделом Комитета обороны Империи по коммуникации было принято решение — в случае начала войны с Германией нужно немедленно уничтожить немецкие подводные пути сообщения. Утром 5 августа 1914 года кабельное судно «Alert» определило и отрезало 5 немецких трансатлантических кабелей, доходивших до Ла-Манша. Вскоре после этого 6 кабелей, которые пролегали между Британией и Германией, были также отрезаны. В результате чего увеличился поток сообщений, передаваемых по радио. Для скрытия их содержания использовались коды и шифры. Но для дешифровки подобных сообщений ни у Великобритании, ни у Германии не существовало соответствующих организаций. Сообщения, которые удавалось перехватить, направляли в разведывательный отдел Адмиралтейства, которым с 1913 года руководил Контр-адмирал Генри Оливер. Но там также не было сотрудников, умеющих взламывать код. Тогда Оливер обратился к своему другу инженеру, имеющему опыт работы с радиосвязью, сэру Альфреду Юингу и попросил сформировать группу для расшифровки сообщений.

Сэр Джеймс Альфред Юинг (1855 — 1935 гг.) — шотландский физик и инженер, известный своими трудами в области магнитных свойств металлов. В 1879 году сконструировал сейсмограф, близкий к современному. Будучи близким другом Чарльза Парсонса, Юинг помогал ему в разработке парового двигателя. В 1897 году он принял участие в морских испытаниях экспериментального судна Турбиния, развивавшего самую быструю на то время скорость (35 узлов).

Юинг с усердием взялся за изучение криптографических материалов, хранившихся в библиотеке Британского музея. Потом он занялся изучением кодов на городском центральном почтамте, где хранились экземпляры коммерческих кодовых книг. Параллельно с этим Юинг начал собирать команду, приобщая к своей деятельности четырех преподавателей военно-морских колледжей Осборна и Дартмута. Это были его друзья, превосходно владеющие немецким языком. Вместе они собирались в кабинете Юинга, изучая непонятные строки букв и цифр, имея лишь самые общие представления о том, с чего начать работу для вскрытия шифров.

К середине осени 1914 года количество сотрудников группы Юинга значительно увеличилось, они уже не помещались в его кабинете. Потребовалось более подходящее по размеру и технически оборудованное помещение. В результате чего сформировавшаяся команда дешифровальщиков переехала в старое здание Адмиралтейства и стала называться Комнатой 40. У нее было удачное расположение — в стороне от наиболее оживленных помещений Адмиралтейства и достаточно близко к оперативному отделу. Юинг стал директором Комнаты 40, а его заместителем назначили криптографа Алистера Деннистона.

Алистер Гатри Деннистон (1881- 1961 гг.) — британский криптограф, первый директор спецслужбы «Центр правительственной связи», занимавший этот пост в 1919 -1942 гг.

Вся деятельность Комнаты 40 держалась в строгой тайне и лишь очень немногие офицеры в Адмиралтействе и на кораблях английского военно-морского флота знали о ее существовании. Умение читать радио донесения немецких ВМС давало сотрудникам больше информации об операциях и намерениях флота адмирала Шеера, чем имелось в любом другом подразделении королевских ВМС. Перехваченные и расшифрованные текстовые сообщения направлялись кому-либо из небольшой группы посвященных офицеров оперативного управления штаба военно-морских сил Британии. Для рассмотрения всех сообщений и интерпретации их с точки зрения информации выбрали Герберта Хоупа, который ранее работал над маршрутами движения вражеских судов. Хоуп располагался в небольшой комнате, где пытался понять смысл полученных сообщений и сделать полезные наблюдения. Но полный доступ к информации он получил лишь со временем, после случайной встречи с Первым лордом Адмиралтейства Сэром Джоном Арбетнотом Фишером.

Существенным минусом организации работы Комнаты 40 было то, что она не могла действовать в качестве оперативного разведывательного центра. Никакие сообщения, обработанные Комнатой 40, не могли быть отосланы без личного одобрения Оливера (за исключением некоторых одобренных Первым лордом или Лордом Адмиралтейства). Члены данной организации понимали, что дешифрованная ими информация не использовалась в полной мере из-за чрезвычайной секретности и запретов обмениваться ею с другими отделами разведки. Как уже было сказано, передача по инстанциям подготовленной в Комнате 40 и только ей хорошо понятной информации возлагалась на небольшую группу офицеров. Но они не обладали ни специальными знаниями, ни соответствующими навыками, чтобы всегда верно истолковывать важность расшифровок и наиболее оптимально распоряжаться их дальнейшей судьбой.

В 1917 году наступили кое-какие перемены — Комната 40 перестала поставлять разведуправлению необработанную информацию и начала передавать все фактические материалы в виде продуманных оценок намерений и характера передвижений кораблей немцев.

Захват шифровальной книги SKM

В 1914 году Россия передала Великобритании «Книгу сигналов императорского флота» (Signalbuch der Kaiserlich Marine, SKM), которая была захвачена русскими моряками на германском крейсере «Магдебург». Британская копия книги была вручена лично первому Лорду Адмиралтейства Уинстону Леонарду Черчиллю.

Крейсер «Магдебург»

Получение SKM стало первым прорывом для сотрудников Комнаты 40. Для того, чтобы использовать книгу нужен был текущий ключ. Также были восстановлены карта Прибалтики, судовой журнал и военные дневники.

Листы из книги SKM (больше можно посмотреть тут):

Сама по себе SKM была неполная, так как сообщения обычно и зашифровывались и кодировались. Немецкий эксперт военно-морского разведывательного отдела К. Дж. Э. Роттер получил задание использовать SKM для интерпретации перехваченных шифровок, большинство которых получались бессмысленным при расшифровке. Началом решения проблемы стала серия передаваемых сообщений с передатчика German Norddeich. Они были последовательно пронумерованы и расшифрованы, оказавшись разведывательными отчетами о местонахождении союзных кораблей. На самом деле шифр был взломан дважды, так как через несколько дней он изменился и общая процедура интерпретации сообщений была определена. Шифрование представляло из себя обычную таблицу замены одной буквы другой во всех сообщениях.

Немецкий флот использовал SKM, как код во время важных действий. Передача между судами происходила в виде простых комбинаций сигнальных флагов или вспышек лампы. SKM содержала 34000 инструкций, каждая из которых была представлена ​​разной группой из трех букв. Сигналы использовали четыре символа, которых нет у обычной азбуке Морзе (из-за чего дешифровальщики столкнулись с трудностями). Но со временем криптографы Комнаты 40 научились распознавать и использовать стандартизированный способ записи сигналов. Корабли определялись группой трех букв, начиная с бета символа. Сообщения, не охваченные заранее определенным списком, могли быть прописаны с помощью таблицы подстановки для отдельных букв.

Огромный размер книги было одной из причин, почему ее нельзя было легко изменить. Код продолжали использовать до лета 1916 года. Действующая таблица подстановки, которая использовалась для шифрования, генерировалась механическим устройством с миниатюрами и отделениями для букв. Приказы об изменении ключа были посланы радиосвязью. Произошедшая путаница в период изменений привела к тому, что сообщение отправлялись с помощью нового шифра, а затем повторялись со старым. Изменения ключа происходили не часто, только 6 раз с марта и до конца 1915 года, но с 1916 года они участились.

Захват шифровальной книги HVB

Не менее важный код, который использовался немецким флотом, содержался в книге «Handelsverkehrsbuch» (HVB). Ее копия попала к британцам после успешного захвата Немецко-австралийского парохода «Хобарт» в Австралии 11 августа 1914 года. Немецкий флот использовал код из шифровальной книги HVB для связи с торговыми судами, а также внутри Флота открытого моря.

Листы из книги HVB (больше можно посмотреть тут):

HVB была выпущена в 1913 году для всех военных кораблей с радиосвязью, военно-морского командования и береговых станций, а также разошлась по главным офисам восемнадцати немецких пароходств для выдачи их собственным судам с радиосвязью. В коде использовалось 450000 возможных перестановок из четырех букв. Это давало альтернативное представление того же значения, добавляя дополнительные десять букв, группировавшихся для использования в сообщениях. Чаще всего кодом пользовались патрульные суда. Также он применялся для обычных задач, вроде входа и выхода из порта. Подводные лодки использовали код с более сложным ключом.

В 1914 году из сообщений радиосвязи стало известно, что немецкая разведка узнала о переходе книги HVB к британцам. Но тем ни менее код заменили лишь в 1916 году на «Allgemeinefunkspruchbuch» (AFB) вместе с новым методом кодирования. Британцы получили хорошее представление о новом методе шифрования с тестовых сигналов, прежде чем его ввели для реальных сообщений. На этот раз еще больше организаций получили новый код. По сравнению с предшественником у AFB было больше групп, но только с двумя буквами. Первую захваченную копию взяли со сбитого «Zeppelin», а другие изъяли из затонувших подводных лодок.

Листы из книги AFB (больше можно посмотреть тут):

Захват шифровальной книги VB

В 1914 году в Комнату 40 попала копия третей шифровальной книги Германии под названием «Verkehrsbuch» (VB). Она была восстановлена ​​после потопления немецкого эсминца S119 в сражении у острова Тексел. Командир корабля выбросил за борт секретные документы в свинцовой коробке и считалось, что они потеряны. Но спустя месяц коробку вытащили и передали для дешифрования сотрудникам Комнаты 40. В коробке находилась копия «Verkehrsbuch», которую использовал командующий немецкого флота. В коде было 100 000 групп из 5 цифр, каждая имела особое значение. Его применяли для шифрования телеграмм, отправленных за границу на военные корабли и военно-морские атташе, посольства и консульства.

Код из VB открывал доступ к средствам связи между военно-морскими атташе в Берлине, Мадриде, Вашингтоне, Буэнос-Айресе, Пекине и Константинополе.

Дешифрованный командой Комнаты 40 журнал немецкой подводной лодки U20 (находится в Национальном архиве Лондона)

Комната 40 регулярно перехватывала сообщения и обладала очень точной информацией о позиции немецких кораблей. Все же британские корабли получили четкие инструкции с указанием использовать радио как можно реже и на самой низкой частоте

Телеграмма Циммермана

Наиболее значимым достижением Комнаты 40 в истории военно-морских сражений стала расшифровка Телеграммы Циммермана. Она датировалась 19 января 1917 года и направлялась от Министерства иностранных дел Германии к послу Генриху фон Экардту в Мексике.

Под видом дипломатического сообщения телеграмму передали по радио и телеграфу через нейтральные государства: Швецию и США. Германии пришлось использовать телеграфные каналы Британии и Америки. Немцы были вынуждены пойти на такой риск, поскольку не имели прямого телеграфного доступа к западному полушария, так как англичане обрезали их трансатлантические кабели и уничтожили передающие станции.

Телеграмма Циммермана

В тексте телеграммы сообщалось, что министр иностранных дел Германии Артур Циммерман предложил Мексике территории США (Аризону, Нью-Мексико и Техас), если та примет участие в войне в качестве союзника Германии. Правительство Британии понимало ценность данного сообщения. Но стоило решить две проблемы. Во-первых, объяснить американцам, как была получена Телеграмма, при этом не раскрывая того факта, что британская разведка проверяет дипломатическую почту нейтральных стран. Во-вторых, дать публичное объяснение того, как Телеграмма была расшифрована, но так, чтобы Германия ничего не заподозрила (о том, что коды взломаны).

Первая проблема решилась тогда, когда британцы получили шифрованный текст Телеграммы из телеграфного отделения в Мексике. Немецкий посол передал сообщение из Вашингтона в Мексику коммерческим телеграфом, поэтому у мексиканского телеграфного отделения оказалась копия зашифрованного текста. Британский агент добыл эту копию и передал американцам. Текст был зашифрован кодом 13040, образец которого Британия заполучила еще в Месопотамии. Немцы зашифровывали свои сообщения с помощью обычного алгоритма Министерства иностранных дел и ключа под номером 0075, который эксперты Комнаты 40 уже частично взломали. Алгоритм включал в себя замену слов (кодирование), а также замену букв (шифрование). Это обычная практика, которую в Германии использовали и в другом методе шифрования — шифре ADFGVX.

По «официальной» версии дешифрованный текст Телеграммы был украден британцами в Мексике и передан американцам. И 6 апреля 1917 года США объявили войну Германии.

Шифр ADFGVX

Разработчик шрифта — офицер связи полковник Фриц Небель. Особенность данного шифра заключалась в том, что он строился на соединении базовых операций замены и перестановки. Часть шифра, отвечающая замене, основывалась на 

квадрате Полибия

.

В шифрограмме содержались лишь буквы «A», «D», «F», «G» и «X» (от сюда и название шифра). Выбор именно этих букв не был случайным. Если представить их в виде точек и тире кода Морзе, то они будут существенно отличаться друг от друга. Фактически — это был квадрат Полибия, в который в определенном порядке вписывался латинский алфавит. С 1918 года добавилась буква «V», усложнив шифр и увеличив сетку шифрования до 36 символов. Это позволило включить в открытый текст цифры от 0 до 9, кроме того буквы I и J стали шифроваться по-разному.

В основе шифра находилось 6 букв: «A», «D», «F», «G», «V» и «X». Таблица шифрозамен для ADFGX представляла собой матрицу 5 х 5, а для ADFGVX – 6 х 6. Строки и столбцы обозначались буквами, входящими в название шифра. Расположение элементов в таблице являлось частью ключа.

Шифрозамена для буквы исходного текста состояла из букв, обозначающих строку и столбец, на пересечении которых она находилась.

На втором этапе для выполнения перестановки полученный набор шифрозамен вписывался построчно сверху-вниз в таблицу. В таблице было строго определено количество столбцов или оно соответствовало количеству букв в ключевом слове. Нумерация столбцов либо предварительно оговаривалась сторонами либо соответствовала положению букв ключевого слова в алфавите. Создавалась новая таблица с ключевым словом в верхней строке.

Для примера — рассмотрим сообщение на английском: «attack will begin in 11 am». В качестве ключа можно взять слово «SECRET». Но как правило, использовались более длинные ключевые слова или фразы.

Столбцы таблицы были отсортированы в алфавитном порядке.

Далее буквы выписывались из столбцов в соответствии с их нумерацией, при этом считывание происходило по столбцам, а буквы объединялись в пятибуквенные группы. Таким образом, окончательный вид шифротекста выглядел так: 

G X F G F F D F F A D D F A G F X D F A D X V F A F G F D D X X V F A X V D A G A X

Чтобы восстановить исходный текст требовалось выполнить действия, обратные шифрованию. Последовательность столбцов можно было привести к первоначальному порядку, используя ключевое слово. Знание расположений символов в исходной таблице помогало расшифровать текст.

Текст телеграммы:

Мы намерены начать с 1 февраля беспощадную подводную войну. Несмотря ни на что, мы попытаемся удержать США в состоянии нейтралитета. Однако в случае неуспеха мы предложим Мексике: вместе вести войну и сообща заключить мир. С нашей стороны мы окажем Мексике финансовую помощь и заверим, что по окончании войны она получит обратно утраченные ею территории Техаса, Новой Мексики и Аризоны. Мы поручаем вам выработать детали этого соглашения. Вы немедленно и совершенно секретно предупредите президента Каррансу, как только объявление войны между нами и США станет совершившимся фактом. Добавьте, что президент Мексики может по своей инициативе сообщить японскому послу, что Японии было бы очень выгодно немедленно присоединиться к нашему союзу. Обратите внимание президента на тот факт, что мы впредь в полной мере используем наши подводные силы, что заставит Англию подписать мир в ближайшие месяцы.

Завершение истории

Германское командование приступило к корректировке своих шифров лишь с 1916 года, ежемесячно меняя коды (а позднее даже ежесуточно). Но при этом принцип шифрования остался прежним. И к этому времени специалисты из Комнаты 40 уже совсем освоились с немецкой шифровальной системой, ускорив процесс дешифровки сообщения. Иногда содержание немецких радиограмм в Лондоне узнавали раньше их адресата.

Старое Адмиралтейство

В 1919 году Комнату 40 расформировали и на ее базе, а также на базе криптографического подразделения разведки британской армии MI1b (англ. Military Intelligence, Section 1) была сформирована Правительственная школа кодирования и шифрования (GC&CS). Во время Второй мировой войны эта школа размещалась в Блетчли-Парке и впоследствии стала независимой от военной разведки службой радиоэлектронной разведки. В 1946 году она была переименована в Центр правительственной связи (англ. Government Communications Headquarters, GCHQ), а с 1951 года по 1952 год перемещена в Челтнем. Но фактическая комната 40 до сих пор располагается на первом этаже в Здании Адмиралтейства на Уайтхолл в Лондоне.

Комната 40 — это… Что такое Комната 40?

Адмиралтейство в Уайтхолле, построенное в 1726 году. Комната 40 располагалась на первом этаже в северном крыле.

Комната 40 (англ. Room 40) — подразделение Британского Адмиралтейства, которое было ведущим криптографическим органом Великобритании во время Первой мировой войны. Было сформировано в октябре 1914, вскоре после начала войны. За свою историю сотрудники «Комнаты 40» расшифровали около 15 000 немецких сообщений.[1] Отделу предоставлялись копии всех перехваченных коммуникационных сообщений, включая сообщения телеграфа и радио. До мая 1917 отделом управлял Альфред Юинг (Alfred Ewing), позже управление перешло адмиралу Реджинальду Холлу (Reginald Hall). [2]

Формирование

В 1911 году отдел Комитета обороны Империи по коммуникациям заключил, что в случае войны с Германией немецкие подводные пути сообщения должны быть уничтожены. В ночь с 3 на 4 августа 1914 года кабельное судно «Алерт» определило местонахождение и обрезало пять трансатлантических кабелей Германии, которые достигали Ла-Манша.[3] Вследствие этого увеличилось число сообщений, переданных по радио. Теперь они могли быть только перехвачены, а чтобы скрыть значение сообщений использовались коды и шифры, и ни у Великобритании, ни у Германии не было организаций, способных расшифровывать и интерпретировать сообщения. В начале войны у британского флота была только одна беспроводная станция для перехвата сообщений в Стоктоне.

Перехваченные сообщения отправлялись в разведывательный отдел Адмиралтейства, но никто не знал, что с ними делать. Контр-адмирал Генри Оливер был назначен Директором Управление военно-морской разведки в 1913 году. Его друга Альфреда Юинга (Alfred Ewing), Директора учебного командования военно-морских сил (DNE), попросили собрать группу для расшифровывания сообщений. Он обратился к сотрудникам военно-морских колледжей Осборна и Дартмута. Аластер Деннистон (Alastair Denniston) преподавал немецкий язык, затем стал заместителем руководителя Комнаты 40, позже получил пост руководителя организации — преемника Комнаты 40, Правительственной школы кодирования и шифрования (англ. Government Code and Cypher School), и Блетчли-Парка (англ. Bletchley Park) — подобной организации во Второй мировой войне. Остальные работали на Комнату 40 временно.[4]

Станция береговой охраны Ханстэнтон в Норфолке и Стоктон составляли центральное подразделение по перехвату сообщений, вместе с частными станциями почтового отделения и Компании Маркони. В конце сентября преподаватели добровольцы вернулись к своим основным обязанностям за исключением Деннистона (Alastair Denniston), но помимо способов расшифровки немецких военно-морских сообщений другой работы было немного.

Потеря «Магдебурга» и захват шифровальной книги SKM

«Магдебург»

В 1914 году в руки англичан попала «Книга сигналов императорского флота» (Signalbuch der Kaiserlich Marine, SKM) с немецкого крейсера «Магдебург». Два лёгких крейсера, «Магдебург» и «Аугсбург» (Augsburg), и группа эсминцев проводили разведку Финского залива, когда суда разделились в тумане. «Магдебург» сел на мель у острова Оденсхольм недалеко от берега Эстонии, контролируемого Россией. Судно не смогли снять с мели, и команду взял на борт эсминец SMS V26. Командующий, капитан третьего ранга Хабенихт (нем. Richard Habenicht) готовился взорвать судно после эвакуации команды, но туман начал рассеиваться, и два российских крейсера «Паллада» и «Богатырь» приблизились и открыли огонь. Прежде чем секретные документы могли быть переданы на эсминец или должным образом уничтожены, вся команда «Магдебурга» была захвачена русскими.[5] Одна из шифровальных книг была найдена на крейсере, вторая была поднята водолазами с морского дна вместе с другими документами и текущим шифровальным ключом. Один из экземпляров захваченной книги было решено передать британским союзникам. 13 октября она была доставлена британским военным судном в Адмиралтейство и была вручена персонально Первому Лорду Адмиралтейства У. Черчиллю. Позже он передал её контр-адмиралу Оливеру.

SKM сама по себе как средство для расшифровки сообщений была неполна, поскольку сообщения обычно и зашифровывались, и кодировались. К. Дж. Э. Роттер (англ. C. J. E. Rotter), немецкий эксперт военно-морского разведывательного отдела, получил задание с помощью шифровальной книги SKM интерпретировать перехваченные сообщения, большинство которых получались бессмысленными при расшифровке. Позже шифр был сломан, фактически дважды, поскольку он был изменён спустя несколько дней, и процедура интерпретации сообщений была определена.[5] Шифрование было простой таблицей замены одной буквы другой во всех сообщениях.

Перехваченные сообщения оказались сводками разведки о местонахождении союзных кораблей. Было замечено, что подобные закодированные сообщения передавались на короткой волне и не перехватывались из-за недостатка приёмников. Было предписано контролировать коротковолновые передачи. Результатом была информация о движениях немецкого флота.

SKM была кодом, обычно используемым немецким флотом во время важных действий. Она была получена из обычных сигнальных книг, используемых и британскими, и немецкими флотами, у которых были тысячи предопределенных инструкций, которые для передачи между судами могли быть представлены простыми комбинациями сигнальных флагов или вспышек лампы. Было 34 300 инструкций, каждая из которых представлялась различной группой из трёх букв.

Пароход «Хобарт» и захват шифровальной книги HVB

Второй важный код, используемый немецким флотом, был захвачен в самом начале войны в Австралии. Немецко-австралийский пароход «Хобарт» (англ. Hobart) был захвачен около Мельбурна 11 августа 1914 года. В шифровальной книге Handelsverkehrsbuch (HVB) содержался код, используемый немецким флотом, чтобы общаться с его торговыми судами[6].

HVB была первоначально выпущена в 1913 году для военных кораблей с радиосвязью, для военно-морского командования и прибрежных станций. Также была роздана главным офисам восемнадцати немецких пароходств для выдачи их собственным судам с радиосвязью. Код использовал 450 000 возможных перестановок из четырех букв, позволявших альтернативные представления того же самого значения, плюс дополнительные десять букв, группировавшихся для использования в сообщениях. Код использовался в основном легкими силами, такими как патрульные суда, и подводными лодками, но с более сложным ключом. Однако их длительное нахождение в море означало, что код менялся, пока они отсутствовали, и довольно часто сообщения приходилось повторять, используя старый ключ, давая непосредственную информацию о новом ключе.

Потеря немецкого эсминца S119 и захват шифровальной книги VB

Третья шифровальная книга была получена после затопления немецкого эсминца S119 в сражении у острова Тексел (Battle off Texel). 17 октября крейсеру «Неустрашимый» (Undaunted), вместе с четырьмя эсминцами Ланс (Lance), Леннокс (Lennox), Легион (Legion) и Лоял (Loyal), было приказано перехватить четыре немецких эсминца (S115, S117, S118, и S119), двигавшихся с юга Текселя, чтобы установить мины. Немецкие суда были побеждены, и после короткого сражения были затоплены. Командующий S119 бросил за борт все секретные документы. 30 ноября ящик с этими документами был обнаружен британским траулером и отправлен в Комнату 40. Он содержал копию Verkehrsbuch (VB) — шифровальной книги, обычно используемой Адмиралами немецкого флота.[7]

Код состоял из 100 000 групп из 5 цифр, каждая с особым значением. Он был предназначен для использования в телеграммах, посланных за границу на военные корабли и военно-морским атташе, посольствам и консульствам. Его самая большая важность во время войны состояла в том, что он позволял связываться военно-морским атташе в Берлине, Мадриде, Вашингтоне, Буэнос-Айресе, Пекине.

Внутренняя организация Комнаты 40

В начале ноября Капитан Уильям Реджинальд Холл (Reginald Hall) был назначен новым Директором Разведывательного подразделения (Director of the Intelligence Division), заменив Оливера (Henry Oliver). Как только новая организация начала развиваться и показывать результаты, стало необходимо поместить её на более формальную основу. 6 ноября 1914 года организация переехала из офиса Юинга (Alfred Ewing) в Комнату 40 в старое здание Адмиралтейства.[8]

Капитан Фишер, 1883

Все полученные и расшифрованные сообщения должны были храниться в абсолютном секрете, их копии передавались только начальнику штаба и директору Разведки. Было решено, чтобы кто-то из отдела разведки должен быть назначен для рассмотрения сообщений и их интерпретации с точки зрения общеизвестной информации. Для этой работы выбрали Герберта Хоупа (англ. Herbert Hope), который ранее работал над маршрутами движения вражеских судов. Хоуп попытался понять сообщения, которые ему дали и сделать полезные наблюдения, но без более общего доступа к ранее полученной информации, его заметки были бесполезны. Он сообщил Холлу, что нуждается в большей информации. 16 ноября, после встречи с Фишером (глава военно-морских сил Великобритании), Хоупу предоставили полный доступ к информации вместе с инструкциями передавать два раза в день отчеты Фишеру.

Частью обязанностей Хоупа стало решать, какие из сообщений были незначительны и должны быть только зарегистрированы, а какие нужно передать выше. У немецкого флота было заведено каждый день по радиоканалу передавать точное положение каждого судна и предоставлять регулярные отчеты о передвижении в море. Таким образом, была возможность создать точную картину действий Немецкого флота, исходя из их маршрутов понять, где находятся минные поля и безопасные пути. Большая часть этой информации, однако, не выходила за пределы Комнаты 40 и нескольких старших членов адмиралтейства, поскольку способности Британского Штаба читать немецкие сообщения был присвоен огромный приоритет секретности. Никакие сообщения, обработанные Комнатой 40, не могли быть отосланы без личного одобрения Оливера (за исключением некоторых одобренных Первым лордом или Лордом Адмиралтейства). Члены комнаты 40 понимали, что дешифрованная ими информация не использовалась в полной мере из-за чрезвычайной тайны и запретов обмениваться информацией с другими отделами разведки.

Перехват сигнала и пеленгация

И британские, и немецкие службы перехвата начали экспериментировать с радиооборудованием пеленгации в начале 1915 года. Капитан Раунд (англ. Round), работающий на Маркони, проводил эксперименты для армии во Франции, и Холл приказал ему построить систему пеленгации для флота. Первая такая станция была в Лоустофте, позже были построены станции в Леруике, Абердине, Йорке, Фламборо-Хеде и Бирхингтоне, и к маю 1915 адмиралтейство могло отслеживать немецкие субмарины, пересекающие Северное море. Некоторые из этих станций работали в режиме сбора немецких сообщений, в Комнате 40 была создана новая секция для определения местоположения судов по расшифрованным сообщениям.

У комнаты 40 была очень точная информация о положениях немецких судов, но приоритетом адмиралтейства по-прежнему оставалась секретность. С июня 1915 регулярные разведывательные сводки о положениях судов перестали передаваться всем адмиралам, и направлялись только непосредственно к Джеллико, командующему Британским Флотом (Гранд-Флит). Точно так же он был единственным человеком, который получал точные карты немецких минных полей, подготовленные Комнатой 40. Все суда действовали в соответствии с инструкциями использовать радио настолько редко, насколько возможно, на самой низкой мощности. Комната 40 извлекла огромную выгоду из свободной передачи сообщений между немецкими судами (что дало британцам много внутренних сообщений для сравнения и анализа), а также из привычки немцев передавать всегда на полной мощности (что облегчало перехват этих сообщений). Немецким флотом до 1917 не было предпринято никаких попыток ограничить использование радиосвязи, а позже это было сделано только в ответ на использование британцами пеленгации, но не потому, что они считали, что сообщения расшифровывались.

Телеграмма Циммермана

Комната 40 играла важную роль в нескольких морских боях во время войны, особенно в обнаружении немецких действий в Северном Море. Однако наиболее существенным вкладом была расшифровка Телеграммы Циммермана, сообщения из немецкого Министерства иностранных дел, переданного через Вашингтон послу Германии в Мексике Генриху фон Экардту (Heinrich von Eckardt). В открытом тексте сообщения Найджел де Гри (англ. Nigel de Grey) и Уильям Монтгомери (англ. William Montgomery) обнаружили, что немецкий Министр иностранных дел Артур Циммерман предлагает Мексике территории США — Аризону, Нью-Мексико, и Техас, взамен Мексика должна была присоединиться к войне в качестве немецкого союзника. Сообщение передал в США капитан Холл, была разработана схема (включающая неизвестного агента в Мексике и кражу), чтобы скрыть то, как был получен открытый текст, и то, как США получили копию. Сообщение было обнародовано Соединенными Штатами, которые объявили войну Германии 6 апреля 1917, вступив в войну в качестве Союзника.[9][10]

Слияние с Военной разведкой (MI)

В 1919 году Комната 40 была расформирована, и на её базе, а также базе криптографического подразделения разведки британской армии MI1b была сформирована Правительственная школа кодирования и шифрования (GC&CS), которая во время Второй мировой войны размещалась в Блетчли-Парке. Впоследствии она стала независимой от военной разведки службой радиоэлектронной разведки, в 1946 году переименована в Центр правительственной связи (англ. Government Communications Headquarters, GCHQ) и в 1951—1952 годах перемещена в Челтнем.

Примечания

  1. Lieutenant Commander James T. Westwood, USN Electronic Warfare and Signals Intelligence at the Outset of World War I. NSA. Архивировано из первоисточника 3 июля 2012. Проверено 4 мая 2009.
  2. Johnson British Sigint. — P. 32.
  3. Winkler. «Information in World War I». pp. 848—849.
  4. James Morton, pp.90-91
  5. 1 2 James Morton, p.91
  6. James Morton, pp.91-92
  7. Halpern Paul G. A Naval History of World War I. — US Naval Institute Press, 1995. — P. 35–37. — ISBN 1557503524
  8. James Morton, p.
  9. Historical Notes: 184 King’s Road, Tighnabruaich. The Independent, 8 September 1999. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 23 мая 2009. (англ.)
  10. James Morton, pp. 94-96

Литература

  • Andrew Christopher Her Majesty’s Secret Service: The Making of the British Intelligence Community. — New York: Viking, 1986. — ISBN 0-670-80941-1
  • Beesley Patrick Room 40: British Naval Intelligence, 1914—1918. — Long Acre, London: Hamish Hamilton Ltd, 1982. — ISBN 0-241-108640-0
  • Morton James Spies of the First World War. Under Cover for King and Kaiser. — Richmond, Surrey, United Kingdom: the National Archives Kew, 2010. — ISBN 978 1905615469
  • Denniston Robin Thirty secret years: A.G. Denniston’s work for signals intelligence 1914-1944. — 2007. — ISBN 0955364809, Сокращенный перевод с английского: Виталий Крюков, Киев, 2010 г.,http://www.x-libri.ru/elib/mortn000/index.htm
  • Johnson John The Evolution of British Sigint, 1653—1939. — London: H.M.S.O., 1997.
  • Koerver Hans J. Room 40: The Fleet in Action. — Steinbach: LIS Reinisch, 2008. — ISBN 978-3-902433-76-3
  • Koerver Hans J. Room 40: The Fleet in Being. — Steinbach: LIS Reinisch, 2009. — ISBN 978-3-902433-77-0
  • Tuchman Barbara W. The Zimmermann Telegram. — New York: Ballantine Books, 1958. — ISBN 0-345-32425-0
  • Winkler, Jonathan Reed (July 2009). «Information Warfare in World War I». The Journal of Military History 73: pp. 845–867.

Ссылки

Комната 40. Взломщики кодов

Комната 40

Рано утром 5 августа 1914 г., в один из первых дней мировой войны, которая до основания потрясла всю Европу и унесла миллионы человеческих жизней, произошло на первый взгляд малозначительное событие, которому тем не менее суждено было войти в историю. Глава английской военно-морской разведки контр-адмирал Генри Оливер отправился позавтракать к Альфреду Юингу, ведавшему в Адмиралтействе вопросами военно-морской подготовки. Во время завтрака Оливер случайно упомянул, что Адмиралтейство в большом количестве получает шифрованные немецкие сообщения, перехваченные военно-морскими и коммерческими радиостанциями, и что эти сообщения скапливаются у него, так как в его распоряжении нет отдела, который мог бы заняться их дешифрованием. Юинг проявил большую заинтересованность и попросил как можно скорее продемонстрировать ему вражеские шифровки. Когда после полудня Юинг увидел их воочию, он тотчас высказал предположение, что перед ним военно-морские радиограммы противника. Добавив, что их чтение могло бы иметь огромное значение для победы над врагом, Юинг попросил именно ему доверить решение этой сложной задачи.

В 1914 г. Юингу исполнилось 59 лет. Это был небольшого роста, коренастый шотландец с голубыми глазами, густыми бровями, тихим голосом и манерами доброго доктора. Три года назад он получил дворянский титул за выдающийся вклад в науку и за заслуги перед обществом, среди которых особо было отмечено его плодотворное руководство военно-морской подготовкой. И вот теперь, несмотря на преклонный возраст, Юинг вознамерился основать криптоаналитическое бюро, которому предстояло оказать непосредственное и весьма ощутимое влияние на ход мировой истории.

Юинг начал с тщательного изучения криптографических материалов, имевшихся в книгохранилищах библиотеки Британскою музея. Потом он перешел к изучению кодов на городском центральном почтамте, где хранились экземпляры коммерческих кодовых книг. Одновременно Юинг приобщил к своей деятельности четырех преподавателей военно-морских колледжей. Все они были его друзьями, хорошо знали немецкий язык и, собравшись вместе за столом в кабинете Юинга, изучали непонятные строки букв и цифр, имея лишь самое общее представление о том, с чего начать работу над вскрытием шифров.

Среди первых перехваченных немецких сообщений было одно, которое, если бы его удалось разгадать, сразу бы направило течение войны совсем в иное русло. Оно находилось в первой партии телеграмм, показанных Оливером Юингу 5 августа. Это сообщение было составлено верховным командованием военно-морских сил Германии 4 августа в 1.35 ночи и немедленно передано командующему на Средиземном море адмиралу Вильгельму Сушону. В сообщении говорилось:

«3 августа заключили соглашение о союзе с Турцией. Немедленно следуйте в Константинополь».

На тяжелом крейсере «Гебен» в сопровождении легкого крейсера «Бреслау» Сушон направился из центральной части Средиземноморья на восток. Английская средиземноморская эскадра, будучи абсолютно уверена, что Сушон попытается прорваться через Гибралтарский пролив, усердно бороздила море к западу от Сицилии. Когда английский крейсер, наконец, обнаружил Сушона, идущего курсом на восток, англичане предприняли отчаянную попытку настичь и уничтожить «Гебен» с «Бреслау». Однако те все же сумели ускользнуть, затерявшись среди греческих островов. В воскресенье, 10 августа, «Гебен» на полных парах вошел в Дарданеллы, неся с собой, по словам главы английского Адмиралтейства лорда Уинстона Черчилля, «больше кровопролития, страданий и разрушений, чем когда-либо причинял один военный корабль». Проведенный «Гебеном» мощный артиллерийский обстрел русских портов на Черноморском побережье помог втянуть в войну Турцию. В результате Россия оказалась изолированной от своих союзников, что в значительной мере способствовало ее последующей капитуляции со всеми вытекающими последствиями. Если бы английское Адмиралтейство оказалось в состоянии прочесть шифрованные приказы Сушону из Берлина, Англия, скорее всего, выиграла бы роковую игру в прятки с «Гебеном» и «Бреслау», и это имело бы более важные последствия, чем любой другой единичный успех в Первой мировой войне.

Об этой упущенной возможности повлиять на ход войны в самом ее начале Юинг так никогда и не узнал. Интересно, что в то самое воскресенье, когда «Гебен» вошел в Дарданеллы, Юинг написал своей семье в Шотландию:

«Нахожусь в самой гуще специальной работы, выходящей за рамки моих обычных занятий».

К этому времени им были изучены коды нескольких немецких коммерческих фирм, но проделанная работа была выполнена, как вскоре выяснилось, впустую. Ненамного полезнее оказался и сигнальный код, который использовался немецкими кораблями сторожевого охранения и был реквизирован на немецком торговом судне, захваченном в Австралии. Никто из небольшой группы английских пионеров-дешифровальщиков не мог похвастать основательными знаниями из области криптоанализа, и поэтому в первые недели войны их успехи были ничтожны.

Тем не менее «специальная работа» настолько увлекла Юинга, что лишь в воскресенье 25 октября он устроил себе день отдыха. Юинг старался не зря: в сентябре Англии представился счастливый случаи, который дал такой мощный толчок ее усилиям наладить криптоанализ перехваченных криптограмм противника, что в течение всего оставшегося периода войны она намного опережала своих противников в дешифровании. О том, что произошло, лучше всех рассказал в своих мемуарах Черчилль:

«В начале сентября 1914 г. на Балтийском море был потоплен немецкий легкий крейсер „Магдебург“. Несколько часов спустя русские выловили из воды тело утонувшего немецкого младшего офицера. Окостеневшими руками мертвеца он прижимал к груди кодовые книги ВМС Германии, а также разбитые на мелкие квадраты карты Северного моря и Гельголандской бухты. 6 сентября ко мне с визитом прибыл русский военно-морской атташе. Из Петрограда он получил сообщение с изложением случившегося. Оно уведомляло, что с помощью кодовых книг русское Адмиралтейство в состоянии дешифровать по меньшей мере отдельные участки немецких военно-морских шифртелеграмм. Русские считали, что Адмиралтейству Англии, ведущей морской державы, следовало бы иметь эти книги и карты. И если бы мы прислали корабль, то русские офицеры, в ведении которых находились книги, доставили бы их в Англию. Мы незамедлительно отправили такой корабль, и октябрьским вечером принц Луи50 и я получили из рук наших верных союзников слегка попорченные морем бесценные документы».

Это произошло 13 октября. Но даже поразительная, неожиданная удача с кодовыми книгами «Магдебурга» (пожалуй, самая счастливая во всей истории криптоанализа) не дала группе Юинга возможность немедленно приступить к чтению немецких военно-морских шифрсообщений, так как в них впрямую не использовались кодовые обозначения из этих книг. Чтение началось только тогда, когда офицер английской интендантской службы Чарльз Роттер, ведущий эксперт по Германии, обнаружил, что кодовые группы дополнительно перешифровывались по довольно простому алгоритму. Нахождение такой перешифровки не является слишком трудной проблемой, если в распоряжении криптоаналитика имеется кодовая книга. Как и в обычном открытом тексте, отдельные кодовые обозначения повторяются чаще других. В сходных сочетаниях буквы одного кодового обозначения повторяются в других кодовых обозначениях, но в ином расположении. Самим кодовым обозначениям присуща определенная структурная система: в случае с немецким военно-морским кодом, полученным англичанами от русских, согласные чередовались с гласными. Когда характерные особенности кода известны, умелый криптоаналитик может эффективно использовать их для снятия перешифровки.

Но английские криптоаналитики были еще настолько неопытны, что им потребовались почти три недели, чтобы начать читать отдельные участки некоторых немецких военно-морских донесений. Эти донесения, по утверждению Черчилля, «носили, главным образом, характер текущей служебной переписки: „В 8 часов вечера один из наших торпедных катеров выходит в квадрат 7“ и так далее. Однако скрупулезное накопление этих отрывочных сведений составляло основу информации, по которой с достаточной степенью точности можно было определять характер военных приготовлений противника в Гельголандской бухте, прилегающей к северо-западному побережью Германии».

В октябре 1914 г. количество сотрудников группы Юинга выросло настолько, что они до отказа заполнили служебный кабинет своего начальника. Их постоянно раздражало, что приходится откладывать работу, когда Юинг принимает посетителей по вопросам военно-морской подготовки. Поэтому приблизительно в середине ноября вся криптоаналитическая группа перебралась в большую комнату под номером 40, расположенную в старом здании Адмиралтейства. К комнате прилегало маленькое помещение, в котором стояла походная кровать для отдыха. Расположена комната 40 была очень удачно: она находилась в стороне от наиболее оживленных помещений Адмиралтейства и в то же время – сравнительно близко к оперативному отделу, который получал от нее дешифровки радиограмм противника. И хотя группа стала официально именоваться 25-м отделением разведывательного отдела, название «комната 40» оказалось настолько удобным и безобидным, что вскоре стало олицетворять общепринятое название отделения. Это название сохранилось даже тогда, когда отделение перевели в другое, более просторное помещение.

В конце декабря 1914 г. английский траулер выловил тяжелый ящик, в котором были обнаружены различные книги и документы на немецком языке. Ящик был выброшен за борт с немецкого эскадренного миноносца, потопленного более двух месяцев назад в ходе сражения в Гельголандской бухте. Среди прочего в ящике находился важный немецкий код, которого недоставало в магдебургской находке. Криптоаналитики комнаты 40 немедленно использовали его для чтения сообщений, которые передавал немецкий крейсер, препятствовавший английскому судоходству. Идентичный код использовался для засекречивания телеграфной переписки между Берлином и немецкими военно-морскими атташе за границей, однако об этом в комнате 40 узнали только несколько месяцев спустя.

С увеличением потока сообщений на работу в комнату 40 принимались все новые и новые сотрудники, причем часто это делалось в чисто английской манере. Однажды вечером Фрэнсис Той, который во время войны работал администратором тюрьмы для военнопленных и переводчиком, а после ее окончания стал известным музыкальным критиком, присутствовал на обеде в лондонской квартире видного финансиста Макса Бонна. Среди гостей оказался один из сотрудников комнаты 40 – Фрэнк Тиаркс, компаньон банковской фирмы «Дж. Шредер энд К°» и директор Английского банка.

Той вспоминает:

«Мы долго беседовали, а после обеда Тиаркс отозвал меня в сторону и спросил, не хотел бы я перейти в Адмиралтейство. Выразив уместное и совершенно неподдельное удивление, я ответил, что не вижу, какую пользу могут принести мои услуги Адмиралтейству.

– Макс только что сообщил мне, что вы очень хорошо знаете немецкий, – ответил он. – Очевидно, вы умны и, судя по вашей характеристике, внушаете доверие. Есть сотни людей с одним из этих качеств, несколько человек – с двумя и очень мало таких, у которых все эти три качества присутствуют одновременно. Что вы на это скажете?

– А как же с моей работой в военном министерстве?

– Если вы придете к нам на работу, вы можете во всем положиться на нас.

– Ну, конечно, я приду, если я действительно так нужен.

– Очень хорошо, я наведу о вас справки, и вам сообщат в надлежащее время…

Примерно две недели спустя меня вызвал начальник и молча протянул телеграмму военного министерства: «Лейтенант-переводчик Той должен как можно быстрее прибыть в Адмиралтейство для выполнения особого задания». Каковы же могущество и быстрота действий английского Адмиралтейства, коль оно так скоро приняло решение! Подумайте, сколько бюрократических преград пришлось ему преодолеть за какие-то две недели!»

Тем временем английская военно-морская разведка бурно развивала деятельность, сопутствующую криптоанализу. На побережье были сооружены крупные радиопеленгаторные станции. Получаемые данные они передавали в Адмиралтейство, оказывая огромную помощь в определении местонахождения немецких кораблей и подводных лодок. Безусловно, немцы понимали, что, кроме как сохранять полное радиомолчание, другого пути избежать радиопеленгации не было. Учитывая это, Англия даже не пыталась держать в секрете свою деятельность в области радиопеленгации, используя ее в качестве дымовой завесы для ведения менее явной для противника и более ценной криптоаналитической работы.

Другими источниками радиоразведки являлись опознавание радиопозывных вражеских кораблей и определение «почерка»51 их радиооператоров. Например, если Адмиралтейству становилось известно, что позывной, переданный по радио в Северном море, принадлежал 12-орудийному линкору «Вестфален», оно выбирало несколько иную тактику действий, нежели если бы он исходил от подводной лодки «У-20». Данные радиоразведки вместе с дешифровками и другой информацией, поступавшей в Адмиралтейство, систематизировались и интерпретировались адмиралом Артуром Вильсоном, которому Черчилль поручил доводить основное содержание получаемых данных до сведения высших английских военачальников. Результаты не заставили себя долго ждать.

14 декабря 1914 г. в 7 часов вечера Вильсон прибыл к Черчиллю, чтобы доложить о том, что разведка сообщила о боевом выходе немецких кораблей, направлявшихся к английскому побережью. Не прошло и трех часов, как Адмиралтейство отдало приказ кораблям английского флота немедленно следовать в «пункт, где они наверняка смогут перехватить корабли противника на их обратном пути». В результате, пока эскадра немецких крейсеров обстреливала английские прибрежные города, четыре линейных крейсера и шесть самых мощных в мире линкоров расположились восточнее этого района, отрезав немецким кораблям пути отхода. Когда после завершения бомбардировки немцы пошли обратным курсом на свою базу, погода резко испортилась, и шторм ухудшил видимость. Но разведка Адмиралтейства настолько точно расположила легкий крейсер «Саутгемптон» на пути движения немецких кораблей, что в 10.30 утра командир «Саутгемптона» У. Гудинаф увидел их перемещавшиеся в тумане контуры. Чтобы убедиться, что перед ним корабли противника, он передал им свой световой опознавательный сигнал. Поскольку должного ответа не последовало, Гудинаф приказал открыть по ним огонь. Однако вскоре из-за плохой погоды контакт с вражескими кораблями был потерян.

Два часа спустя крупные силы англичан снова обнаружили противника. Но когда командующий немецкими легкими крейсерами увидел гигантские контуры английских линейных кораблей, смутно вырисовывавшиеся сквозь моросящий дождь, он, проявив смекалку, передал световой опознавательный сигнал, который незадолго до этого получил от Гудинафа. Затем немцы свернули в сторону и скрылись за пеленой тумана прежде, чем обман был обнаружен и огонь английских орудий разнес их корабли на клочки.

Разочарованию, воцарившемуся в английском военно-морском флоте, который буквально рвался в бой с немецким, не было конца и края. Утешение пришло лишь немногим более месяца спустя, когда у англичан снова появилась реальная возможность помериться силами с немцами. В полдень 23 января 1915 г. в кабинет Черчилля вошел Вильсон и сообщил: «Первый лорд, они опять выходят в море». – «Когда?» – спросил Черчилль. «Сегодня вечером, – ответил Вильсон. – У нас как раз достаточно времени, чтобы послать туда Битти»52.

Далее Вильсон объяснил Черчиллю, что главным источником его разведывательных данных явилась полученная из комнаты 40 дешифровка криптограммы, направленной в 10.25 утра того же дня немецкому контр-адмиралу Францу Хипперу. В ней говорилось: «1-я и 2-я поисковые группы, старший офицер эсминцев и две флотилии, которые будут отобраны старшим офицером поисковых сил, должны провести рекогносцировку… Им следует выйти из порта сегодня вечером с наступлением темноты».

Англичане решили прибегнуть к прежней тактике: их корабли под командованием Битти немедленно вышли в море, чтобы блокировать обратный путь немецких кораблей. На этот раз им повезло больше. На следующий день в 7.30 утра противник был обнаружен. Когда Хиппер увидел перед собой многочисленные силы англичан, он тут же пустился наутек, а англичане на своих быстрых линкорах начали преследование. К 9 часам вечера линкор «Лайон», на борту которого находился Битти, смог открыть прицельный огонь по кораблям противника. Вскоре завязался бой между четырьмя английскими и четырьмя немецкими крупными боевыми кораблями. Однако замешательство в английской эскадре, возникшее после того, как вражеский снаряд повредил ее флагман, позволило немецким кораблям скрыться.

Это морское сражение окончательно укрепило доверие Адмиралтейства к информации, получаемой из комнаты 40, и вскоре Юингу была предоставлена полная свобода действий относительно всего, что он считал необходимым сделать для улучшения своей работы. Юинг увеличил штат сотрудников, улучшил оборудование на своих радиоперехватывающих и радиопеленгаторных станциях, довел их число до полусотни.

В итоге, когда немецкий вице-адмирал Рейнхард Шеер, раздраженный своей вынужденной бездеятельностью, решил заманить часть военных кораблей Англии туда, где без особых помех их могли бы атаковать подводные лодки и флот Германии, отдаваемые Шеером приказы регулярно попадали в умелые руки английских криптоаналитиков. Поэтому, когда 30 мая 1916 г. немецкий флот начал сниматься с якорей, Адмиралтейство быстро оказалось в курсе этого события и уже в 5 часов дня смогло уведомить о нем свои военно-морские силы. После получения уведомления фактически весь английский флот величественно вышел в открытое море. Он должен был принять участие в крупной морской операции, которая в случае успеха обеспечила бы Англии неоспоримое превосходство над противником на морских просторах.

Однако тут произошла одна из многих незначительных ошибок, которые так часто меняют весь ход мировой истории. Сразу после отплытия Шеер поменял позывные, передав позывной своего флагманского корабля портовому военно-морскому центру. В результате командующий объединенным английским флотом адмирал Джон Джелликоу получил уведомление о том, что в 11.10 утра радиостанция направленного действия обнаружила флагманский корабль противника в порту. Три часа спустя, когда Джелликоу полагал, что немцы все еще находятся в порту, английские и немецкие боевые корабли уже встретились в Северном море. Такое неожиданное развитие событий до некоторой степени поколебало веру Джелликоу в разведку Адмиралтейства. Его вере был нанесен еще один удар, когда в соответствии с очередным сообщением Адмиралтейства он нанес на карту местоположение немецкого крейсера «Регенсбург» и обнаружил, что оно оказалось в том же самом месте, в котором в то время находился он сам. Откуда Джелликоу мог знать, что виноват в получении этого абсурдного результата был штурман «Регенсбурга», допустивший ошибку в своих расчетах, а не криптоаналитики комнаты 40?!

В 9.14 вечера после короткого, не имевшего решающего значения боя, получившего громкое название битвы за Ютландию, Шеер отдал приказ своим кораблям начать движение в указанном им направлении. В 9.46 он слегка скорректировал их курс. Обе шифртелеграммы Шеера были быстро прочитаны комнатой 40, и в 10.41 их резюме было получено на борту английского флагманского корабля. Однако к этому времени Джелликоу был сыт разведкой Адмиралтейства по горло. Поэтому он проигнорировал полученную информацию, которая на этот раз была правильной. В результате надежда Англии на решительную победу на море испарилась в сумбуре ошибок, упущенных возможностей и недоверия.

После битвы за Ютландию Германия сделала ставку на ведение подводной войны. Соответственно у комнаты 40 возрос интерес к радиосообщениям немецких подводных лодок. Пытаясь заполучить любые сведения относительно аппаратуры связи, установленной на субмаринах противника, Адмиралтейство обзавелось судном с водолазом, оснащенным специальным оборудованием для обследования затонувших подводных лодок.

Работу водолаза поручили Е. Миллеру – худощавому и бледному, но выносливому молодому инструктору водолазного дела, отличавшемуся необычайной смелостью и способностью выдерживать давление на больших глубинах. Уже во время своего первого погружения через пробоину в корпусе он проник внутрь немецкой подводной лодки и начал поиск в кромешной темноте, натыкаясь на какие-то предметы. После включения фонаря выяснилось, что это были трупы немецких моряков. Пробравшись между ними, Миллер открыл расположенную в кормовой части дверь офицерского кубрика. Внутри помещения он обнаружил железный ящик, в котором находились кодовые книги.

Находка Миллера оказалась настолько ценной, что подводная охота за кодами стала его основным занятием на войне. Согласно его воспоминаниям, это была неприятная работа:

«Акулы всегда держались поблизости и были готовы сожрать кого угодно. В сезон спаривания их, естественно, возмущает любой незваный гость, и очень часто, когда они преследовали меня, я предлагал им свой ботинок, и они обязательно кусали его… Внутри лодок происходили довольно фантастические сцены… Я обнаружил множество огромных морских угрей. Все они усердно питались трупами. Довольно шокирующее зрелище».

Несмотря на отвратительные стороны работы, Миллеру почти каждый раз удавалось обнаружить железный ящик, знакомый ему еще по самому первому погружению. На одной из немецких подводных лодок, внутреннее устройство которых Миллер теперь знал как свои пять пальцев, он обнаружил совершенно новый военно-морской код, в котором криптоаналитики комнаты 40 испытывали острую необходимость. Эта находка Миллера оказала им существенную помощь в чтении увеличивающегося объема шифрпереписки субмарин противника.

С ростом объема читаемой шифрпереписки противника комната 40 перестала просто направлять отредактированные материалы радиоперехвата оперативному управлению Адмиралтейства, а стала посылать туда ежедневные сводки, включавшие криптоаналитическую, пеленгационную и другую радиоразведывательную информацию. После войны было подсчитано, что с октября 1914 г. по февраль 1919 г. комнатой 40 было перехвачено и прочитано более 15 тысяч немецких шифрсообщений.

Работа велась круглосуточно, даже во время бомбардировок, когда в целях светомаскировки окна задергивали хорошо пригнанными непроницаемыми шторами. Штат сотрудников комнаты 40 еще более расширился за счет раненых офицеров и студентов немецких университетов, с началом мировой войны вернувшихся в Англию. Последним присваивалось офицерское звание в добровольческом резерве английских ВМС, с тем чтобы они могли носить форму во избежание косых взглядов гражданского населения. На работу в комнату 40 были приняты женщины, которые освободили криптоаналитиков от канцелярской работы.

Наиболее важное изменение в штате сотрудников комнаты 40 произошло в связи с отставкой Юинга, которому в мае 1916 г. была предложена должность ректора Эдинбургского университета. Предложение было заманчивым, особенно для Юинга, который в течение 25 лет с успехом занимался сугубо научной деятельностью, прежде чем в 1903 г. перейти в Адмиралтейство. Вдобавок к этому времени Юинг уже принимал мало участия непосредственно в дешифровальной работе, поскольку в комнате 40 появились сотрудники, чьи криптоаналитические способности намного превосходили его собственные. А Юинг превратился в обыкновенного администратора.

Руководство Адмиралтейства заявило Юингу, что не возражает против его перехода, поскольку он настолько хорошо организовал работу комнаты 40, что мог без всякого ущерба делу передать свои полномочия другому лицу. Поэтому Юинг принял эдинбургское предложение, и с 1 октября 1916 г. бразды правления комнатой 40 перешли в твердые руки очень примечательного человека, который производил незабываемое впечатление на всех, с кем встречался.

Начальник военно-морской разведки Англии капитан Уильям Холл почти в буквальном смысле был рожден для разведывательной работы. Его отец был первым начальником отдела разведки Адмиралтейства. В 14 лет Холл поступил на службу в военно-морские силы и к 35 годам был произведен в капитаны. В ноябре 1914 г., после краткого периода командования сначала крейсером, а потом линкором, он возглавил военно-морскую разведку.

Энергичный, живой 45-летний мужчина с куполообразной, преждевременно облысевшей головой и большим крючковатым носом, Холл обладал проницательным, гипнотизирующим взглядом.

«Какие глаза у этого человека!

– писал президенту США Вудро Вильсону американский посол в Англии Уолтер Пэйдж. —

Во время разговора с вами Холл видит вас насквозь и замечает малейшее движение каждого мускула вашей бессмертной души». Из-за нервного тика один глаз у Холла непрерывно дергался, за что он получил прозвище «мигалка».

Энергия и уверенность наполняли весь облик Холла.

«Он более всех, кого я когда-либо знал, вызывал желание сделать что-нибудь для него,

– вспоминает о Холле Фрэнсис Той. —

Когда он разговаривал с вами, вы чувствовали, что сделаете для него все чтобы заслужить его похвалу».

Лучше всех краткую характеристику Холлу дает Пэйдж:

«Холл – один из тех гениев, которых породила война. Ни в воображении, ни в действительности вы не найдете человека, который мог бы с ним сравниться. Среди его удивительных дел, известных мне, есть несколько, описание которых заняло бы целый волнующий том. Этот человек – гений, бесспорный гений. По сравнению с ним все остальные сотрудники секретной службы – простые любители».

В начале 1917 г. Холлу и Пэйджу предстояло вместе окунуться в мрачный водоворот международных интриг и пропаганды, которые должны были самым решительным образом сказаться на ходе войны. Однако ни тот, ни другой не подозревали обо всем этом, когда осенью 1916 г. Холл официально принял дела у Юинга.

1+ комната, 40 м2

Дом
Тип дома Кирпичный
Фундамент Свайный
Водоснабжение
Система водоснабжения Горизонтальная с размещением стояков и счетчиков в подъезде
Полотенцесушитель Электрический

Архитектура

Чтобы создать по-настоящему красивый и уютный жилой комплекс, мы привлекли к работе одного из лучших архитекторов страны. Внешний облик жилого комплекса был разработан московской командой Алексея Иванова: стиль историзма передает атмосферу европейского города

Архитектура

Чтобы создать по-настоящему красивый и уютный жилой комплекс, мы привлекли к работе одного из лучших архитекторов страны. Внешний облик жилого комплекса был разработан московской командой Алексея Иванова: стиль историзма передает атмосферу европейского города

Архитектура

Чтобы создать по-настоящему красивый и уютный жилой комплекс, мы привлекли к работе одного из лучших архитекторов страны. Внешний облик жилого комплекса был разработан московской командой Алексея Иванова: стиль историзма передает атмосферу европейского города

Архитектура

Чтобы создать по-настоящему красивый и уютный жилой комплекс, мы привлекли к работе одного из лучших архитекторов страны. Внешний облик жилого комплекса был разработан московской командой Алексея Иванова: стиль историзма передает атмосферу европейского города

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Двор

Это дворы мечты — в основу их формирования мы заложили идею связи и единения с природой. Здесь предусмотрены идеальные сценарии для жизни в окружении зелени: интересный и безопасный досуг на площадках для детей, уютный и приятный отдых для взрослых

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Подъезд

Над обликом каждого подъезда работает профессиональная команда дизайнеров, которая разрабатывает индивидуальные концепции с красивыми, просторными и удобными интерьерами

Фото хода строительства Фотографии строительства

Секретная комната 40

В военное время для обмена данными использовали защищенные каналы связи. И перехват передаваемых сообщений с последующей их дешифровкой — играл важную роль в противостоянии государств. Гениальные криптографы Блетчли-парка проделали колоссальнейшую работу и существенно повлияли на ход Второй мировой войны. Они приобрели мировую славу, навеки запечатлев свои имена в истории криптографии. Но дешифровкой сообщений также занимались и во времена Первой мировой войны. В Британии существовала дешифровальная организация под названием Комната 40 (англ. Room 40), занимающаяся перехватом и расшифровкой немецких сообщений.

Комната 40 была также известна под названием 40 С.Б. (Старое здание) и являлась подразделением ведущего криптографического органа Великобритании времен Первой мировой войны — Британского Адмиралтейства. Сформировалась организация в октябре 1914 года, вскоре после начала войны. Свое название Комната 40 получила благодаря номеру помещения в старом здании Адмиралтейства, где она и находилась. Большую часть периода существования данная организация представляла собой бюро по анализу и дешифровке криптограмм. Ее сотрудниками было расшифровано около 15 000 немецких сообщений.

Создание Комнаты 40

В 1911 году отделом Комитета обороны Империи по коммуникации было принято решение — в случае начала войны с Германией нужно немедленно уничтожить немецкие подводные пути сообщения. Утром 5 августа 1914 года кабельное судно «Alert» определило и отрезало 5 немецких трансатлантических кабелей, доходивших до Ла-Манша. Вскоре после этого 6 кабелей, которые пролегали между Британией и Германией, были также отрезаны. В результате чего увеличился поток сообщений, передаваемых по радио. Для скрытия их содержания использовались коды и шифры. Но для дешифровки подобных сообщений ни у Великобритании, ни у Германии не существовало соответствующих организаций. Сообщения, которые удавалось перехватить, направляли в разведывательный отдел Адмиралтейства, которым с 1913 года руководил Контр-адмирал Генри Оливер. Но там также не было сотрудников, умеющих взламывать код. Тогда Оливер обратился к своему другу инженеру, имеющему опыт работы с радиосвязью, сэру Альфреду Юингу и попросил сформировать группу для расшифровки сообщений.

Сэр Джеймс Альфред Юинг (1855 — 1935 гг.) — шотландский физик и инженер, известный своими трудами в области магнитных свойств металлов. В 1879 году сконструировал сейсмограф, близкий к современному. Будучи близким другом Чарльза Парсонса, Юинг помогал ему в разработке парового двигателя. В 1897 году он принял участие в морских испытаниях экспериментального судна Турбиния, развивавшего самую быструю на то время скорость (35 узлов).

Юинг с усердием взялся за изучение криптографических материалов, хранившихся в библиотеке Британского музея. Потом он занялся изучением кодов на городском центральном почтамте, где хранились экземпляры коммерческих кодовых книг. Параллельно с этим Юинг начал собирать команду, приобщая к своей деятельности четырех преподавателей военно-морских колледжей Осборна и Дартмута. Это были его друзья, превосходно владеющие немецким языком. Вместе они собирались в кабинете Юинга, изучая непонятные строки букв и цифр, имея лишь самые общие представления о том, с чего начать работу для вскрытия шифров.

К середине осени 1914 года количество сотрудников группы Юинга значительно увеличилось, они уже не помещались в его кабинете. Потребовалось более подходящее по размеру и технически оборудованное помещение. В результате чего сформировавшаяся команда дешифровальщиков переехала в старое здание Адмиралтейства и стала называться Комнатой 40. У нее было удачное расположение — в стороне от наиболее оживленных помещений Адмиралтейства и достаточно близко к оперативному отделу. Юинг стал директором Комнаты 40, а его заместителем назначили криптографа Алистера Деннистона.

Алистер Гатри Деннистон (1881- 1961 гг.) — британский криптограф, первый директор спецслужбы «Центр правительственной связи», занимавший этот пост в 1919 -1942 гг.

Вся деятельность Комнаты 40 держалась в строгой тайне и лишь очень немногие офицеры в Адмиралтействе и на кораблях английского военно-морского флота знали о ее существовании. Умение читать радио донесения немецких ВМС давало сотрудникам больше информации об операциях и намерениях флота адмирала Шеера, чем имелось в любом другом подразделении королевских ВМС. Перехваченные и расшифрованные текстовые сообщения направлялись кому-либо из небольшой группы посвященных офицеров оперативного управления штаба военно-морских сил Британии. Для рассмотрения всех сообщений и интерпретации их с точки зрения информации выбрали Герберта Хоупа, который ранее работал над маршрутами движения вражеских судов. Хоуп располагался в небольшой комнате, где пытался понять смысл полученных сообщений и сделать полезные наблюдения. Но полный доступ к информации он получил лишь со временем, после случайной встречи с Первым лордом Адмиралтейства Сэром Джоном Арбетнотом Фишером.

Существенным минусом организации работы Комнаты 40 было то, что она не могла действовать в качестве оперативного разведывательного центра. Никакие сообщения, обработанные Комнатой 40, не могли быть отосланы без личного одобрения Оливера (за исключением некоторых одобренных Первым лордом или Лордом Адмиралтейства). Члены данной организации понимали, что дешифрованная ими информация не использовалась в полной мере из-за чрезвычайной секретности и запретов обмениваться ею с другими отделами разведки. Как уже было сказано, передача по инстанциям подготовленной в Комнате 40 и только ей хорошо понятной информации возлагалась на небольшую группу офицеров. Но они не обладали ни специальными знаниями, ни соответствующими навыками, чтобы всегда верно истолковывать важность расшифровок и наиболее оптимально распоряжаться их дальнейшей судьбой.

В 1917 году наступили кое-какие перемены — Комната 40 перестала поставлять разведуправлению необработанную информацию и начала передавать все фактические материалы в виде продуманных оценок намерений и характера передвижений кораблей немцев.

Захват шифровальной книги SKM

В 1914 году Россия передала Великобритании «Книгу сигналов императорского флота» (Signalbuch der Kaiserlich Marine, SKM), которая была захвачена русскими моряками на германском крейсере «Магдебург». Британская копия книги была вручена лично первому Лорду Адмиралтейства Уинстону Леонарду Черчиллю.

Крейсер «Магдебург»

Получение SKM стало первым прорывом для сотрудников Комнаты 40. Для того, чтобы использовать книгу нужен был текущий ключ. Также были восстановлены карта Прибалтики, судовой журнал и военные дневники.

Листы из книги SKM (больше можно посмотреть тут):

Сама по себе SKM была неполная, так как сообщения обычно и зашифровывались и кодировались. Немецкий эксперт военно-морского разведывательного отдела К. Дж. Э. Роттер получил задание использовать SKM для интерпретации перехваченных шифровок, большинство которых получались бессмысленным при расшифровке. Началом решения проблемы стала серия передаваемых сообщений с передатчика German Norddeich. Они были последовательно пронумерованы и расшифрованы, оказавшись разведывательными отчетами о местонахождении союзных кораблей. На самом деле шифр был взломан дважды, так как через несколько дней он изменился и общая процедура интерпретации сообщений была определена. Шифрование представляло из себя обычную таблицу замены одной буквы другой во всех сообщениях.

Немецкий флот использовал SKM, как код во время важных действий. Передача между судами происходила в виде простых комбинаций сигнальных флагов или вспышек лампы. SKM содержала 34000 инструкций, каждая из которых была представлена ​​разной группой из трех букв. Сигналы использовали четыре символа, которых нет у обычной азбуке Морзе (из-за чего дешифровальщики столкнулись с трудностями). Но со временем криптографы Комнаты 40 научились распознавать и использовать стандартизированный способ записи сигналов. Корабли определялись группой трех букв, начиная с бета символа. Сообщения, не охваченные заранее определенным списком, могли быть прописаны с помощью таблицы подстановки для отдельных букв.

Огромный размер книги было одной из причин, почему ее нельзя было легко изменить. Код продолжали использовать до лета 1916 года. Действующая таблица подстановки, которая использовалась для шифрования, генерировалась механическим устройством с миниатюрами и отделениями для букв. Приказы об изменении ключа были посланы радиосвязью. Произошедшая путаница в период изменений привела к тому, что сообщение отправлялись с помощью нового шифра, а затем повторялись со старым. Изменения ключа происходили не часто, только 6 раз с марта и до конца 1915 года, но с 1916 года они участились.

Захват шифровальной книги HVB

Не менее важный код, который использовался немецким флотом, содержался в книге «Handelsverkehrsbuch» (HVB). Ее копия попала к британцам после успешного захвата Немецко-австралийского парохода «Хобарт» в Австралии 11 августа 1914 года. Немецкий флот использовал код из шифровальной книги HVB для связи с торговыми судами, а также внутри Флота открытого моря.

Листы из книги HVB (больше можно посмотреть тут):

HVB была выпущена в 1913 году для всех военных кораблей с радиосвязью, военно-морского командования и береговых станций, а также разошлась по главным офисам восемнадцати немецких пароходств для выдачи их собственным судам с радиосвязью. В коде использовалось 450000 возможных перестановок из четырех букв. Это давало альтернативное представление того же значения, добавляя дополнительные десять букв, группировавшихся для использования в сообщениях. Чаще всего кодом пользовались патрульные суда. Также он применялся для обычных задач, вроде входа и выхода из порта. Подводные лодки использовали код с более сложным ключом.

В 1914 году из сообщений радиосвязи стало известно, что немецкая разведка узнала о переходе книги HVB к британцам. Но тем ни менее код заменили лишь в 1916 году на «Allgemeinefunkspruchbuch» (AFB) вместе с новым методом кодирования. Британцы получили хорошее представление о новом методе шифрования с тестовых сигналов, прежде чем его ввели для реальных сообщений. На этот раз еще больше организаций получили новый код. По сравнению с предшественником у AFB было больше групп, но только с двумя буквами. Первую захваченную копию взяли со сбитого «Zeppelin», а другие изъяли из затонувших подводных лодок.

Листы из книги AFB (больше можно посмотреть тут):

Захват шифровальной книги VB

В 1914 году в Комнату 40 попала копия третей шифровальной книги Германии под названием «Verkehrsbuch» (VB). Она была восстановлена ​​после потопления немецкого эсминца S119 в сражении у острова Тексел. Командир корабля выбросил за борт секретные документы в свинцовой коробке и считалось, что они потеряны. Но спустя месяц коробку вытащили и передали для дешифрования сотрудникам Комнаты 40. В коробке находилась копия «Verkehrsbuch», которую использовал командующий немецкого флота. В коде было 100 000 групп из 5 цифр, каждая имела особое значение. Его применяли для шифрования телеграмм, отправленных за границу на военные корабли и военно-морские атташе, посольства и консульства.

Код из VB оказывал доступ к средствам связи между военно-морскими атташе в Берлине, Мадриде, Вашингтоне, Буэнос-Айресе, Пекине и Константинополе.

Дешифрованный командой Комнаты 40 журнал немецкой подводной лодки U20 (находится в Национальном архиве Лондона)

Комната 40 регулярно перехватывала сообщения и обладала очень точной информацией о позиции немецких кораблей. Все же британские корабли получили четкие инструкции с указанием использовать радио как можно реже и на самой низкой частоте

Телеграмма Циммермана

Наиболее значимым достижением Комнаты 40 в истории военно-морских сражений стала расшифровка Телеграммы Циммермана. Она датировалась 19 января 1917 года и направлялась от Министерства иностранных дел Германии к послу Генриху фон Экардту в Мексике.

Под видом дипломатического сообщения телеграмму передали по радио и телеграфу через нейтральные государства: Швецию и США. Германии пришлось использовать телеграфные каналы Британии и Америки. Немцы были вынуждены пойти на такой риск, поскольку не имели прямого телеграфного доступа к западному полушария, так как англичане обрезали их трансатлантические кабели и уничтожили передающие станции.

Телеграмма Циммермана

В тексте телеграммы сообщалось, что министр иностранных дел Германии Артур Циммерман предложил Мексике территории США (Аризону, Нью-Мексико и Техас), если та примет участие в войне в качестве союзника Германии. Правительство Британии понимало ценность данного сообщения. Но стоило решить две проблемы. Во-первых, объяснить американцам, как была получена Телеграмма, при этом не раскрывая того факта, что британская разведка проверяет дипломатическую почту нейтральных стран. Во-вторых, дать публичное объяснение того, как Телеграмма была расшифрована, но так, чтобы Германия ничего не заподозрила (о том, что коды взломаны).

Первая проблема решилась тогда, когда британцы получили шифрованный текст Телеграммы из телеграфного отделения в Мексике. Немецкий посол передал сообщение из Вашингтона в Мексику коммерческим телеграфом, поэтому у мексиканского телеграфного отделения оказалась копия зашифрованного текста. Британский агент добыл эту копию и передал американцам. Текст был зашифрован кодом 13040, образец которого Британия заполучила еще в Месопотамии. Немцы зашифровывали свои сообщения с помощью обычного алгоритма Министерства иностранных дел и ключа под номером 0075, который эксперты Комнаты 40 уже частично взломали. Алгоритм включал в себя замену слов (кодирование), а также замену букв (шифрование). Это обычная практика, которую в Германии использовали и в другом методе шифрования — шифре ADFGVX.

По «официальной» версии дешифрованный текст Телеграммы был украден британцами в Мексике и передан американцам. И 6 апреля 1917 года США объявили войну Германии.

Шифр ADFGVX

Разработчик шрифта — офицер связи полковник Фриц Небель. Особенность данного шифра заключалась в том, что он строился на соединении базовых операций замены и перестановки. Часть шифра, отвечающая замене, основывалась на квадрате Полибия.

В шифрограмме содержались лишь буквы «A», «D», «F», «G» и «X» (от сюда и название шифра). Выбор именно этих букв не был случайным. Если представить их в виде точек и тире кода Морзе, то они будут существенно отличаться друг от друга. Фактически — это был квадрат Полибия, в который в определенном порядке вписывался латинский алфавит. С 1918 года добавилась буква «V», усложнив шифр и увеличив сетку шифрования до 36 символов. Это позволило включить в открытый текст цифры от 0 до 9, кроме того буквы I и J стали шифроваться по-разному.

В основе шифра находилось 6 букв: «A», «D», «F», «G», «V» и «X». Таблица шифрозамен для ADFGX представляла собой матрицу 5 х 5, а для ADFGVX – 6 х 6. Строки и столбцы обозначались буквами, входящими в название шифра. Расположение элементов в таблице являлось частью ключа.

Шифрозамена для буквы исходного текста состояла из букв, обозначающих строку и столбец, на пересечении которых она находилась.

На втором этапе для выполнения перестановки полученный набор шифрозамен вписывался построчно сверху-вниз в таблицу. В таблице было строго определено количество столбцов или оно соответствовало количеству букв в ключевом слове. Нумерация столбцов либо предварительно оговаривалась сторонами либо соответствовала положению букв ключевого слова в алфавите. Создавалась новая таблица с ключевым словом в верхней строке.

Для примера — рассмотрим сообщение на английском: «attack will begin in 11 am». В качестве ключа можно взять слово «SECRET». Но как правило, использовались более длинные ключевые слова или фразы.

Столбцы таблицы были отсортированы в алфавитном порядке.

Далее буквы выписывались из столбцов в соответствии с их нумерацией, при этом считывание происходило по столбцам, а буквы объединялись в пятибуквенные группы. Таким образом, окончательный вид шифротекста выглядел так: 

G X F G F F D F F A D D F A G F X D F A D X V F A F G F D D X X V F A X V D A G A X

Чтобы восстановить исходный текст требовалось выполнить действия, обратные шифрованию. Последовательность столбцов можно было привести к первоначальному порядку, используя ключевое слово. Знание расположений символов в исходной таблице помогало расшифровать текст.

Текст телеграммы:

Мы намерены начать с 1 февраля беспощадную подводную войну. Несмотря ни на что, мы попытаемся удержать США в состоянии нейтралитета. Однако в случае неуспеха мы предложим Мексике: вместе вести войну и сообща заключить мир. С нашей стороны мы окажем Мексике финансовую помощь и заверим, что по окончании войны она получит обратно утраченные ею территории Техаса, Новой Мексики и Аризоны. Мы поручаем вам выработать детали этого соглашения. Вы немедленно и совершенно секретно предупредите президента Каррансу, как только объявление войны между нами и США станет совершившимся фактом. Добавьте, что президент Мексики может по своей инициативе сообщить японскому послу, что Японии было бы очень выгодно немедленно присоединиться к нашему союзу. Обратите внимание президента на тот факт, что мы впредь в полной мере используем наши подводные силы, что заставит Англию подписать мир в ближайшие месяцы.

Завершение истории

Германское командование приступило к корректировке своих шифров лишь с 1916 года, ежемесячно меняя коды (а позднее даже ежесуточно). Но при этом принцип шифрования остался прежним. И к этому времени специалисты из Комнаты 40 уже совсем освоились с немецкой шифровальной системой, ускорив процесс дешифровки сообщения. Иногда содержание немецких радиограмм в Лондоне узнавали раньше их адресата.

Старое Адмиралтейство

В 1919 году Комнату 40 расформировали и на ее базе, а также на базе криптографического подразделения разведки британской армии MI1b (англ. Military Intelligence, Section 1) была сформирована Правительственная школа кодирования и шифрования (GC&CS). Во время Второй мировой войны эта школа размещалась в Блетчли-Парке и впоследствии стала независимой от военной разведки службой радиоэлектронной разведки. В 1946 году она была переименована в Центр правительственной связи (англ. Government Communications Headquarters, GCHQ), а с 1951 года по 1952 год перемещена в Челтнем. Но фактическая комната 40 до сих пор располагается на первом этаже в Здании Адмиралтейства на Уайтхолл в Лондоне.

Автор: ua-hosting.company

Источник

Комната 40

Выполнена разводка электричества. Рядом садик, школа, бассейн, тренажерный зал, SPA-салон. В квартире выполнены штукатурка стен машинного нанесения, беспесчанка стены под покраску , разведены трубы, разводка проводки медная 3-х жильная , стяжка пола, счетчики газ, вода, электричество. Высокое качество строительных работ и материалов, удобство и комфорт , свежий курортный воздух и красивая природа, позволят Вам по-настоящему здорово чувствовать себя дома. И это все расположено лишь в и км от Киева, что позволяет Вам добираться до центра столицы, быстрее чем из некоторых спальных районов Киева. Продажа квартир в городе Буча, Квартира от застройщика в городе Буча, Квартирный дом в лесу в городе Буча, жилищный комплекс в городе Буча, Квартира в элитном доме в городе Буча, квартира со свободной планировкой в городе буча, 1к квартира в городе Буча, 2к квартира в городе Буча, 3к квартира в городе Буча, 4к квартира в городе Буча, двухуровневая квартира в городе Буча, квартира в пентхаузе в городе Буча, квартира — студия в городе Буча.


Поиск данных по Вашему запросу:

Схемы, справочники, даташиты:

Прайс-листы, цены:

Обсуждения, статьи, мануалы:

Дождитесь окончания поиска во всех базах.

По завершению появится ссылка для доступа к найденным материалам. ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: КОМНАТА ЮТУБЕРА в майнкрафт — ч. 40 — Minecraft — Строительный креатив 2

Фото гостевая комната – Дизайн гостевой комнаты — 40 фото для вдохновения


Подробная информация о торгах на ЭТП Лот-онлайн. Question and answers. Residential real estate. Иркутск, ул. Карпинская, д. Offer a price. Creation date:. Publication date:. Показать телефон. Description: Комната назначение: жилое, кад. Комната назначение: жилое, кад. Торги в стадии приема заявок. В случае возникновения вопросов обращаться к контактному лицу. Hide details. Type of asset: Residential real estate. Surcharge description: Ипотека в силу закона. Surcharge type: Запрет распоряжаться.

Surcharge owner: ПАО Сбербанк. The facility is implemented in bankruptcy: Information about the organizer of the sale: Арбитражный управляющий. Name of the Court of Arbitration: Арбитражный суд Иркутской области. Procedure, time and place for the submission of applications and view the documentation: По согласованию с арбитражным управляющим.

Advance volume: INN: Грязнова 1. Registration number: Send Feedback Cancel. Salesman does not answer If you are not answered within one working day, please fill out the form below. Your request will be sent to the operator of the site «All Pledges» for further study with a financial institution employee.

Offer a price Have a vision of the price? Please substantiate it. Your appeal will be sent directly to the employee of the organization in whose jurisdiction this facility is located. New arrivals. Reason: Sold Canceled. Final price. Action will be signed by:. Remove form publication reason:. Publish: now from. Remove from publication:. Закупки Реестр закупок Документы. Банкротство Документы Тарифы Реестр торгов. Залоговое имущество О проекте Документы Новости Новые поступления.

Конфискованное имущество Реестр процедур Документы Тарифы Контакты. Аукционы РАД Имущество частных собственников. Электронная подпись Электронная подпись ЭП Список удостоверяющих центров. Покупка недвижимости Продажа недвижимости. I agree to the terms of usage. Регистрация учетной записи по направлениям: Банкротство, Имущество частных собственников. Login Cancel. Вход по направлениям: Банкротство, Имущество частных собственников здесь.


ПМВ: битва при Вердене, комната № 40 часть 6

Единый сайт Мультилистинг су предоставляет базу аренды комнат на улице 40 лет Октября в городе Барнауле 2 объявления без посредников и от агентств с ценой, фотографиями, точкой на карте. Я хочу купить снять посуточно. Сдам на длительный срок, есть балкон. Показать телефон. Сдам на длительный срок комнату порядочному, платёжеспособному арендатору.

Комната 40 была также известна под названием 40 С.Б. (Старое здание) и являлась подразделением ведущего криптографического.

1 комната, 40 м², Богенбай батыра 49 — Бегалина

Сдается комната в двухкомнатной квартире. Сдается впервые. Все очень прилично в квартире. Для прямых клиентов скидка. Курская , Чкаловская , Курская. Красносельская Нижн. Водный Стадион. Бульвар Адмирала Ушакова.

Алмазная мозаика Комната 40*30 913101

Ночью, внезапно начавшаяся метель позволила атакующим русским группам, максимально близко подойти к крепости, из-за метели турки стреляли практически вслепую. Одно за другим пали укрепления, не выдержав натиска, турецкие солдаты бежали, потеряв убитыми и ранеными 66 солдат, в плен попало 13 человек, более орудий было захвачено. Третья турецкая армия была уничтожена, потери со стороны русской армии составили 2 убитыми, более 6 солдат и офицеров были ранены. Это была победа.

Гостевая комната — это отдельное помещение, которое отводится специально для гостей, оставшихся на некоторое время.

Картина по номерам Детская комната 40 х 50 см (BK-GX25497)

Войдите , пожалуйста. Хабр Geektimes Тостер Мой круг Фрилансим. Войти Регистрация. Секретная комната 40 Блог компании ua-hosting. И перехват передаваемых сообщений с последующей их дешифровкой — играл важную роль в противостоянии государств. Гениальные криптографы Блетчли-парка проделали колоссальнейшую работу и существенно повлияли на ход Второй мировой войны.

Фото гостевая комната – Дизайн гостевой комнаты — 40 фото для вдохновения

Комната 40 англ. Было сформировано в октябре года, вскоре после начала войны. Адмирал Оливер , Директор Управления военно-морской разведки , передавал перехваченные сообщения с немецкой радиостанции в Науэне, недалеко от Берлина, Директору учебного командования военно-морских сил Альфреду Юингу, чьим хобби было построение и декодирование шифров. Юинг вербовал гражданских, таких, как Уильям Монтгомери, который был переводчиком теологических немецких работ, и Найджел де Гри владелец газеты. Большинство операций Комнаты 40 было сосредоточено на немецкой морской кодовой книге, Signalbuch der Kaiserlichen Marine SKM , и на картах, содержавших закодированные квадраты, которые русские союзники британцев передавали в Адмиралтейство. Русские восстановили две из четырёх копий, имевшихся на крейсере; одну они оставили себе, а другую передали британцам. В октябре года британцы также заполучили Handelsschiffsverkehrsbuch, принадлежавший военно-морским силам Германии. Это кодовая книга, которую использовали немецкие морские корабли, торговые суда, дирижабли и U-корабли : 11 октября Королевский австралийский флот заполучил копию этой книги с немецко-австралийского парохода Хобарт.

КвартирыКвартира В ГаражеСпальня КвартираПланировка Квартиры Организация ГаражаСоциальное ЖильеНебольшие ДомаКомната Студия.

Бренд, торговая марка или название предприятия-производителя, под знаком которого изготовлен товар. Горизонтальная ориентация подразумевает ,что ширина картины превышает ее высоту, а вертикальная наоборот — высота картины превышает ее ширину. Заказывая картину по номерам Вы получаете оперативную, профессиональную консультацию в подборе, возможность оплатить удобным способом, без обязательных предоплат, по оптимальной цене, что позволяет насладиться рисованием по номерам абсолютно каждому, набор подходит как раскраска для взрослых, как способ релакса, так и творческое занятие для детей, а так же будет отличным подарком, отправляем сразу на отделение получателя, это позволяет Вам поздравить друга в другом городе.

Подробная информация о торгах на ЭТП Лот-онлайн. Question and answers. Residential real estate. Иркутск, ул.

Ищем соседа соседку в комнату в трехкомнатной квартире на белорусской, чистая не проходная комната в советской квартире. В соседних комнатах живут парень и девушка.

Смотреть на карте. Передавайте деньги только после просмотра объекта! Ознакомьтесь с остальными правилами , чтобы не попасться на уловки мошенников. Недвижимость на Move. Одинцовский д. Добавить в избранное. Одинцовский р-н д.

В военное время для обмена данными использовали защищенные каналы связи. И перехват передаваемых сообщений с последующей их дешифровкой — играл важную роль в противостоянии государств. Гениальные криптографы Блетчли-парка проделали колоссальнейшую работу и существенно повлияли на ход Второй мировой войны. Они приобрели мировую славу, навеки запечатлев свои имена в истории криптографии.


Как уместить четыре комнаты на 40 м²: проект во Львове

Основу интерьера составила серо-белая цветовая гамма, натуральное дерево и яркие акценты. Например, стену в зоне столовой украсило панно из деревянных ромбов разного оттенка. Для зоны гостиной подобрали ковёр с цветными треугольниками. А стену и потолок в спальне украсила абстрактная роспись, которая ломает восприятие пространства.


Спальню обустроили в глубине квартиры и отделили стеклянной перегородкой. Её подняли на подиум, чтобы пространство стало более камерным. Напротив спального места установили шкаф-купе. Его деревянные фасады – словно паркет, поднявшийся с пола на стену.


В квартире нет телевизора, а потому не было и необходимости ориентировать мебель в его сторону. В один ряд со шкафом установили широкий рабочий стол для двоих и вместительные открытые полки над ним. А диван развернули прямо к окну, чтобы любоваться видами во время отдыха.


Такой же приём продолжающихся за стеной шкафов использовали и на кухне. Встроенная система в прихожей плавно перетекает в кухонный гарнитур, у которого даже фасады почти такие же. В этой части квартиры больше всего натурального дерева – оно смягчает утилитарное помещение для готовки и делает его более уютным.


Гарнитур очень продуманный и эргономичный. Например, прямо под столешницей предусмотрели ящики для мелочей, а несколько полок наверху оставили открытыми для быстрого доступа к специям. Фартук украсила плитка-пэчворк, которую объединяет лишь сине-коричневая цветовая гамма.


Пэчворк появился и на большинстве поверхностей в санузле. Правда, здесь плитка занимает довольно большую площадь, поэтому дизайнеры выбрали более спокойный монохромный вариант. Между ванной и унитазом возвели простенок, а вместо шторки использовали стеклянную перегородку.


Стена напротив превратилась в единую систему хранения. Даже в сорокаметровой однушке площади санузла хватило для стиральной машины, комода и огромного шкафа для всех необходимых бытовых принадлежностей.


Планировка.



Хотите разместить статью в блоге Филдс? Пишите на почту [email protected]

Рассказать друзьям

Историческая пресса | Блестящие дешифровщики Комнаты 40 времен Первой мировой войны

Даже в сумраке раннего утра, закутавшись в тяжелое пальто, Тед Палмер узнал в человеке, пришедшем из-за лондонского дождя на свой первый рабочий день в новом офисе, «парижского костюмера» и, по крайней мере, по репутации, уже зарекомендовал себя как «самый активный, умный, предприимчивый, блестяще дедуктивный мозг» своего отдела, что означало, «вернее, настоящий Шерлок Холмс».

Палмер горячо пожал руку своему коллеге и приветствовал его в скудно обставленной угловой комнате наверху, где ему предстояло провести большую часть следующих трех лет. Это было 6 сентября 1914 года, и примерно в 400 милях от Парижа миллион солдат союзников отчаянно боролись с линией фронта, которую наступающие немецкие войска били по окраинам Парижа.

Сам Палмер был валлийским физиком-исследователем, прикомандированным к Британскому Адмиралтейству, а точнее к OB (Old Building) 40, отделу криптографии, занимавшемуся взломом немецких военных и дипломатических кодов.Иногда его называли «Комнатой 40», но на самом деле это был лабиринт взаимосвязанных «укромных уголков, укрытий и похожих на бараки печатных бассейнов» различных форм и размеров, и при пиковой нагрузке в нем работало около 800 операторов беспроводной связи, девяносто криптографов и других специалистов. специалисты. В феврале 1917 г. знатокам Комнаты 40 предстояло сыграть значительную роль во влиянии на окончательный исход войны, когда они успешно расшифровали «телеграмму Циммермана», в которой правительство Германии стремилось побудить Мексику напасть на Соединенные Штаты, что стало ключевым моментом. в решении президента США Вудро Вильсона вступить в военные действия на стороне союзников.

Фигура «Шерлока Холмса», появившаяся из-под дождя Уайтхолла в то сентябрьское утро, была 59-летним (Джеймсом) Альфредом Юингом, седовласым шотландцем, который до этого был первым профессором инженерии в Университетском колледже в своем родном Данди. затем он занял академический пост в Кембридже, а в апреле 1903 года поступил в Адмиралтейство на недавно созданную должность директора военно-морской разведки (DNE) в Гринвиче. О Юинге говорили, что он «всегда следил за своим внешним видом, его костюмы были в основном серыми, к которым он обычно носил — независимо от моды — белую полоску пике на жилете, сиреневую рубашку, белый воротник с бабочкой. и темно-синий галстук-бабочка с белыми пятнами.К этому ансамблю недавно прибывший DNE иногда добавлял трость с набалдашником из слоновой кости, которой он время от времени тыкал в нос удивленному коллеге для дополнительного акцента в разговоре.

Физически Юинг был чем-то вроде ары в логове британской военно-морской разведки. В профессиональном плане он, вероятно, был самым выдающимся из различных интеллектуалов и ученых, проходивших через Комнату 40 во время Первой мировой войны, и в этот список также входил пресвитерианский священник с «голосом сирены» и библейский авторитет, ставший взломщиком кодов по имени Ревд. .Уильям Монтгомери; Найджел де Грей, книжный редактор, получивший образование в Итоне, с такими мягкими манерами, что его ласково называли «дверной мышью», но который не любил ничего, кроме как небрежно деконструировать, казалось бы, невозможные шифры для собственного развлечения; Дилвин «Дилли» Нокс, ученый-классик и папиролог, который по рассеянности забыл пригласить двух своих братьев на свою свадьбу, и который, как позже говорили, проделал некоторые из своих лучших работ военного времени, лежа в ванне, которую он установил в его офис Адмиралтейства; и Аластер Деннистон, бывший шотландский олимпийский игрок в хоккей на траве и всемирно известный эксперт по немецкой литературе, который до сих пор работал аналитиком британской разведки во время Второй мировой войны.

Руководил этой группой с ноября 1914 года и соответствовал им всем по личной идиосинкразии, 44-летний капитан (впоследствии адмирал) Реджинальд Холл, известный как «мигалка» из-за выраженного подергивания лица, которое, как говорят, заставило один его глаз «вспыхивать, как сигнальная лампа военно-морского флота», черта, которую он сочетал с проницательным взглядом, роскошно густыми бровями, заметно вставными зубами и, по словам посла США в Лондоне в телеграмме домой к президенту Вильсону, «интеллект, который [сделал] он единственный гений, которого развила война… Ни в художественной литературе, ни в действительности вы не найдете такого человека, который мог бы сравниться с ним.Правительственная школа кодекса, созданная в Блетчли-парке в августе 1939 года, была прямым преемником этой команды блестящих и часто эксцентричных гражданских ученых, юристов, издателей, школьных учителей и богословов, собравшихся двадцатью пятью годами ранее в здании Адмиралтейства в Уайтхолле.

Примерно 30 января 1917 года Уильям Монтгомери и Найджел де Грей из Комнаты 40 успешно расшифровали секретное сообщение, отправленное министром иностранных дел Германии Артуром Циммерманом своему послу в Мексике.Мигающему Холлу пришлось с некоторой осторожностью использовать этот прорыв, позаботившись о том, чтобы довести телеграмму до сведения Вашингтона, не упустив при этом того, что Комната 40 могла читать дипломатический трафик противника. В результате только 22 февраля Холл поделился содержанием телеграммы с американским посольством в Лондоне. Оттуда копия расшифрованного текста попала к госсекретарю США, а затем к президенту Вильсону. Уилсон, не склонный к публичным проявлениям эмоций, несколько раз воскликнул: «Боже мой!», когда 1 марта читал его за своим столом в Белом доме.Всего через пять недель США объявили войну Германии. Как писал Уинстон Черчилль: «Новый Титан, долгое время находившийся под сомнением, поднялся [и] начал вооружаться… Конец, наконец, был виден».

Кристофер Сэндфорд

Вас также может заинтересовать:

Комната 40 | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Разведка до Великой войны ↑

Одним из многих непредвиденных последствий Первой мировой войны стало создание постоянных бюрократических разведывательных аппаратов.До Великой войны слежка за врагами выполнялась, как правило, на короткие периоды времени, по определенным причинам и только несколькими, пользующимися доверием людьми. До 1914 года в Европе существовало несколько постоянно действующих разведывательных организаций. Те, что существовали, были небольшими и узконаправленными. Однако военные нужды требовали систематического подхода к сбору, анализу и распространению больших объемов информации о противнике. Возможно, самым важным видом разведки в Великой войне была контрартиллерийская разведка; однако наиболее плодотворной формой и наибольшим вкладом в рост современных разведывательных организаций была радиоразведка (SIGINT).Хотя почти каждая крупная европейская держава использовала эту относительно новую форму разведданных, ни одна организация лучше не понимала необходимость систематической обработки разведданных и не добилась таких выдающихся достижений, как Комната 40 Британского адмиралтейства.

Создание комнаты 40 ↑

Успех Комнаты 40 во многом обусловлен случайностью. В первые месяцы войны британская военно-морская разведка получила три немецких военно-морских шифровальных книги уникальным способом. Королевский флот захватил Handelsverkehrsbuch с немецкого торгового корабля у берегов Австралии; русские поделились копией Signalbuch der Kaiserlichen Marine (SKM), которую они захватили с немецкого корабля, севшего на мель в Эстонии; а британский траулер перевернул Verkehrsbuch после того, как поймал его у берегов Нидерландов.Это были лишь три из многих кодовых книг, использовавшихся немцами. Каждый из них имел разную ценность, и Германия в конечном итоге заменила их всех в какой-то момент войны. Однако ранний успех Великобритании в получении этих строго засекреченных документов, особенно SKM, в сочетании с десятилетиями немецких инвестиций в свой флот открытого моря, дал Адмиралтейству большой импульс для создания внутренней разведывательной службы, посвященной военно-морской деятельности Германии. Огромное количество перехваченных сообщений и бремя расшифровки и анализа требовали постоянной организации; таким образом, в ноябре 1914 года недавно назначенный директор военно-морской разведки капитан Уильям Реджинальд Холл (1870-1943) переместил свой растущую разведывательную группу из главного здания Адмиралтейства в помещение Старого здания Адмиралтейства, обозначенное как Комната 40. .

Растущие возможности↑

Хотя потребность в Комнате 40 была неоспоримой, организация изначально боролась из-за технологических и математических проблем, характерных для SIGINT. Отсутствие финансовых ресурсов и человеческого капитала с самого начала только усугубляло эти проблемы. Его самая ранняя ошибка заключалась в том, что он не обнаружил рейда Флота открытого моря в декабре 1914 года на британские портовые города Хартлпул, Скарборо и Уитби, в результате которого в конечном итоге погибло более 100 британских мирных жителей и более 500 получили ранения.Однако через месяц Комната 40 оправдала себя, когда расшифровала сообщения с изложением планов Флота открытого моря атаковать британские рыболовные суда в Доггер-Банке в Северном море. Своевременный перехват и расшифровка сигналов дали Адмиралтейству достаточно предупреждений, чтобы отправить свой Великий флот, и в конечном итоге способствовали победе британцев в битве при Доггер-Банке, когда немцы были застигнуты врасплох. Комната 40 также прекрасно показала себя в конце мая и начале июня 1916 года, когда она перехватила немецкие приказы о переброске флота открытого моря в Северное море в попытке заманить Великий флот в бой.Комната 40 не только заблаговременно уведомляла Великий флот, но и регулярно обновляла информацию о положении Флота открытого моря до начала Ютландской битвы и давала точную оценку немецких потерь после битвы.

Успехи↑

Одним из самых больших организационных и долгосрочных успехов Комнаты 40 было использование анализа трафика для обнаружения движения немецких кораблей и подводных лодок. Анализ трафика был необходим, когда аналитики не могли прервать сигнал и прочитать передачу.Вместо этого, используя пеленгаторные станции, аналитики могли определить местонахождение источника сигнала и, таким образом, определить местонахождение судна. Знание даже базовой информации о типе сигнала давало британцам ежедневно обновляемый обзор диспозиции немецких военно-морских сил. Это было особенно важно во время кампании подводных лодок, когда Комната 40 могла отображать местоположение немецких подводных лодок и кораблей союзников на больших картах в Военной Комнате Адмиралтейства, а затем определять уязвимые для нападения.Однако такая идентификация не обязательно означает защиту. Одной из эндемичных проблем интеллекта является критическое решение о том, как действовать в соответствии с ним, если вообще нужно. Те немногие в британском правительстве, которые были посвящены в разведку Комнаты 40, были обеспокоены тем, что действия на основе каждой части информации (то есть попытки защитить каждый корабль, который, как известно, находится под угрозой со стороны подводной лодки) предупредят немцев, заставив их изменить свое сообщение. практики и, таким образом, лишить Британию ценной разведывательной информации. И наоборот, другие ставили под сомнение цель разведки, на которую нельзя было воздействовать.Адмиралтейство часто разрабатывало хитроумные, но несовершенные механизмы, чтобы скрыть источник информации. Например, когда Комната 40 перехватила и расшифровала телеграмму Циммермана, Адмиралтейство и министерство иностранных дел разработали тщательно продуманную ложь, одну для правительства США, а другую для широкой публики, о том, как они получили телеграмму. Необходимость обмана в данном случае усугублялась тем фактом, что Комната 40 активно собирала разведывательные данные против Соединенных Штатов.

В конечном счете, Комната 40 справилась с задачей не только предоставления бесценной информации о противнике Королевскому флоту и британскому правительству, но и служения в качестве авангарда современных разведывательных организаций, ответственных за сбор, анализ и распространение множества данных в гораздо большая, часто жесткая, чрезмерно разделенная бюрократическая система.Успех Room 40 во время Первой мировой войны стал неотъемлемой частью проблем, с которыми столкнулись два десятилетия спустя, когда Великобритания снова обратилась к своим аналитикам SIGINT, чтобы получить преимущество над врагом.


Стивен Чак, Академия ВВС США

Редактор раздела: Марк Э. Гротелюшен

Телеграмма Циммермана и номер 40

Национальный архив, HW 3/187

Ровно 100 лет назад министр иностранных дел Германии Артур Циммерман отправил телеграмму, которая имела серьезные последствия для хода Первой мировой войны.

В начале 1917 года американское мнение было антигерманским и в основном поддерживало Великобританию и ее союзников. Однако это предубеждение было смягчено попытками Великобритании заблокировать торговлю с Германией. В этот момент для Соединенных Штатов все еще был важен нейтралитет — это была платформа, на которой президент Вудро Вильсон был переизбран в ноябре 1916 года. Великобритания активно пыталась повлиять на Америку в пользу вступления в войну на стороне союзников, а Германия осознавая риски, связанные с вступлением США в войну.Тем не менее из-за блокады союзников в сочетании с неурожаем Германия почувствовала себя вынужденной принять решительные меры, в том числе возобновить неограниченную подводную войну 1 февраля 1917 года. Эта политика должна была вызвать неприятие американцев.

Именно по этой причине 16 января 1917 г. Циммерманн направил превентивную телеграмму мексиканскому правительству. В нем указывалось, что новая политика подводной войны может привести к конфликту между Германией и США, и спрашивалось, будет ли в таком случае Мексика готова воевать на стороне Германии.Чтобы «подсластить сделку», Циммерман предложил Мексике вернуть утраченные территории в Техасе, Нью-Мексико и Аризоне, когда Германия выиграет войну.

Дилемма для британской военно-морской разведки

Предложение, основанное на плохих американо-мексиканских отношениях, было отклонено. Без ведома Германии британская военно-морская разведка перехватила телеграмму и расшифровала ее. Хотя британские власти хотели передать эту информацию американцам, это означало бы, что сообщения перехватываются.Американцам не понравится мысль, что их сигналы также могут быть собраны. Если бы немцы тогда узнали об этом и изменили свои коды, преимущество в разведке было бы потеряно. Только когда Адмиралтейство нашло решение этой проблемы, расшифрованная телеграмма была отправлена ​​министру иностранных дел Артуру Бальфуру.

Ответ был в том, что было несколько копий телеграммы с немного другим языком. Передавая расшифрованную версию, отправленную через посольство Германии в Вашингтоне в Мексику, британское правительство надеялось скрыть тот факт, что сообщение было перехвачено, чтобы могло показаться, что документ просочился в Мексике.

3 февраля Америка разорвала дипломатические отношения с Германией после возобновления Германией неограниченной подводной войны. Хотя они не объявляли войну, окружающая среда теперь была более восприимчива к изменениям. 24 февраля 1917 года Великобритания передала послание президенту Вильсону. Вскоре после этого в американской прессе появились сообщения о телеграмме. Некоторые считали, что телеграмма была пропагандой союзников и фальшивкой. Сомнения закончились, когда Циммерманн признал авторство.Результатом стал общественный резонанс в США. 2 апреля 1917 года Вильсон попросил Конгресс объявить войну Германии, заявив: «Мир должен быть безопасным для демократии», и 6 апреля война была объявлена ​​Германии. Дэвид Кан, историк криптографии, сказал, что «ни один другой криптоанализ не имел таких огромных последствий».

Радиоразведка в годы Первой мировой войны

Германские военно-морские и дипломатические сообщения были расшифрованы Адмиралтейством в Комнате 40, центром дешифровки военно-морской разведки во время Первой мировой войны.В военном министерстве была собственная группа, занимающаяся радиотехнической разведкой, MO5b, позже названная MI1b. Расшифровка немецкого телеграфного трафика была сложной задачей, над которой изначально работали обе команды. Они расстались в начале ноября 1914 года, и именно в 1915 году Комната 40 взяла на себя ответственность за перехват и расшифровку дипломатического трафика Германии. Самая большая разница между подходами Адмиралтейства и Военного министерства заключалась в том, что для британской армии большая часть криптологии находилась в полевых условиях, тогда как для Адмиралтейства она была централизована в Уайтхолле.

Несмотря на то, что через него проходят несколько жизненно важных документов (как телеграмма Циммермана, так и уведомление о том, что немецкий флот отплыл незадолго до Ютландского сражения), в Комнате 40 есть много загадочных элементов.  Некоторые ключевые факты, касающиеся ее работы, были забыты или не четко записано. Во время войны секретность источников считалась более важной, чем использование данных. В частности, была неопределенность и дезинформация о местонахождении комнаты, о которой были как предположения, так и тайны.Были разные теории об источнике кодовой книги, используемой для расшифровки дипломатического трафика. Даже сегодня некоторые люди ставят вопрос о подлинности телеграммы Циммермана.

Автор Роллин Кирби 1875-1952

Дополнительная литература

Николас Блэк: Штаб британского военно-морского флота в Первой мировой войне , (Вудбридж: Бойделл и Брюэр, 2009)

Peter Freeman (2007) MI1(b) и истоки британского дипломатического криптоанализа , Разведка и национальная безопасность, 22:2, 206-228,

GCHQ, История радиотехнической разведки 1914-2014 гг.,  

Сол Келли (2013): Комната 47: Персидская прелюдия к телеграмме Циммермана , Криптология, 37: 1, 11-50

 

Следите за прошлым.Подпишитесь на наши уведомления по электронной почте.

ROOM #40 Marshall™ mojo в коробке

КОМНАТА #40
MARSHALL™ MOJO В КОРОБКЕ

  На протяжении многих лет у нас на рабочем месте было много различных типов усилителей Marshall™, одни для ремонта, а другие для индивидуальной настройки. Являясь большими поклонниками звучания этих классических усилителей, которые до сих пор продолжают волновать нас благодаря музыке столь многих исполнителей, мы решили попытаться уловить их волшебство — истинную сущность души этого звука — и аккуратно поместить его в маленькая коробка.Так родилась Комната №40!
Используя технологию jfet, мы старались сохранить верность звучанию и ощущению следующих легендарных усилителей Marshall™: серии PLEXI™ Super Lead (1959/1987) и Super Bass (1992) без основной громкости и серии JMP™ с основной громкостью. и JCM800™ (2203/2204).
Мы сделали упор на эмуляцию компрессии и провалов, исходящих от секции усилителя мощности, когда эти усилители доведены до предела, и в то же время дали доступ к двум известным модам, моду № 39 (PLEXI™) и моду № 34 (JMP). ™ и JCM800™).Конечно, в этом не могло не быть проявления нашей любви к покойному великому Эдди Ван Халену, создавшему так называемый «коричневый звук» с помощью омитового вариака (переменный трансформатор, используемый для понижения или повышения напряжения, подаваемого на усилитель). стараться.
Наконец, мы добавили элемент управления Presence, чтобы настроить звук в любых условиях, независимо от того, подключены ли вы к передней панели усилителя, который может иметь или не иметь яркий колпачок, или даже напрямую к усилителю мощности.

Технические характеристики

    • Ручная работа в Афинах, Греция
    • Истинный обход
    • 2 типа цепей Marshall™ PLEXI™ (19)/ JMP™ и JCM800 (22)
    • Регулятор напряжения Variac от 7.от 5 В до 21 В
    • Классический 3-полосный эквалайзер Marshall™
    • Универсальное управление Presence для подбора педали к более темным или ярким усилителям
    • Усиление усиления управляется педальным переключателем и специальным триммером
    • Источник питания: адаптер постоянного тока типа Boss 9 В (в центре -). Использование 10 В или более может привести к серьезному повреждению педали и аннулированию гарантии
    • Макс. потребляемая мощность: 30 мА при 9 В пост. тока
    • Прочный и легкий алюминиевый ящик. 73 мм (ширина) x 123 мм (длина) x 55 мм (высота)
    • Т.А.В. Ограниченная пожизненная гарантия

 

«Любые товарные знаки, не принадлежащие Tsakalis AudioWorks, предназначены для демонстрационных целей и для идентификации продуктов тех производителей, чьи тона и звуки были изучены в процессе разработки звука TAW, и являются собственностью их соответствующих владельцев»

Этикетка Room40 | Релизы | Дискогс

стихает ‎(5xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
Кат. № Художник Заголовок (Формат) Этикетка Кат. № Страна Год
АИР002 Разное Текстура воздуха, том II ‎(2xCD, комп) Продать эту версию
Хроника 022~2005 Лоуренс Инглиш Счастье придет ‎(CD, Альбом) Продать эту версию
DRM400-1 Эрик Грисволд Обои Музыка 1 ‎(Файл, MP3, 320)
DRM400-2 Эрик Грисволд Обои Музыка 2 ‎(Файл, MP3, 320)
DRM400-3 Эрик Грисволд Обои Музыка 3 ‎(Файл, MP3, 320)
DRM401 Разное Симфония Аэропорта — Виртуальный Терминал ‎(11xФайл, MP3, Комп, 256)
DRM402 Томаш Беднарчик Летние чувства (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM403 Брэндон Лабель + Джеймс Уэбб Брэндон Лабель + Джеймс Уэбб — Радио Флирт (Альбом) 3 версии Продать эту версию 3 версии
DRM404 Люк Феррари Тушан-Шанталь ‎(Файл, FLAC, Альбом)
DRM405 Райнхольд Фридл Восемь равноудаленных чистых волновых осцилляторов, которые очень медленно переходят в унисон, текстовое пространство на восьми динамиках, бетон, 60 минут ‎(Файл, FLAC, Альбом)
DRM406 И8У 10³³см (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM407 Услышать 5 кусков (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM408 Ашер (4) Ландшафтные исследования (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM409 Майк Купер Район Хула (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM410 Разное 10 ‎(40xФайл, MP3, Комп, Smplr, 320)
DRM414 Ашер (4) Пейзажи без названия 1 ‎(6xФайл, FLAC, Альбом)
DRM415 Ашер (4) Пейзажи без названия 2 ‎(2xФайл, FLAC, Альбом)
DRM416 Юджин Карчесио Музыка Круга ‎(7xФайл, FLAC)
DRM418 Юджин Карчесио Круг Музыка II ‎(12xФайл, MP3, 320)
DRM419 Тим Костер Момент Орнамент ‎(20xФайл, FLAC)
DRM420 Лоуренс Инглиш И жил в 2 версии 2 версии
DRM420 Лоуренс Инглиш Песни живых ‎(20xФайл, FLAC)
DRM423 Крис Герберт (2) Винтекс-Цимекс ’83 (ЭП) 2 версии 2 версии
DRM424 Спирос Полихронопулос, Антонис Аниссегос Спирос Полихронопулос, Антонис Аниссегос — Фортепианные акты ‎(4xФайл, FLAC)
DRM426 Лоуренс Инглиш Разделяющие волны (1) ‎(3 файла, FLAC, 16- + 2 файла, FLAC, 24- + EP)
дрм427 Дэвид Ши Сатирикон ‎(15xФайл, FLAC, Альбом, RE, RM)
DRM428 Зейн Троу Переходный имплозия ‎(6xФайл, MP3, 320)
DRM429 Рафаэль Антон Ирисарри Будет ли ее сердце гореть больше ‎(4xФайл, FLAC, EP)
DRM430 Мирко* Мирко ЭП ‎(3xФайл, FLAC, EP)
DRM433 Юджин Карчесио Станнум ‎(10xФайл, FLAC, Альбом)
DRM435 Янек Шефер + DJ Olive + Лоуренс Инглиш Янек Шефер + DJ Olive + Лоуренс Инглиш — Три на три на три ‎(3xФайл, FLAC)
DRM439 Ожив Складки ‎(5xФайл, FLAC)
DRM442 Ян Июн Из аудитории (Альбом) 2 версии 2 версии
DRM443 Ян Июн Безусловная любовь (Альбом) 2 версии 2 версии
DRM444 Женева Скин Параллельный массив лошадей (Альбом) 2 версии Продать эту версию 2 версии
DRM446 Янн Новак Скалярные поля ‎(2xФайл, MP3, 320)
DRM448 Сиаваш Амини Что ветер шептал деревьям ‎(6xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM449 Юи Онодера Муар ‎(5xФайл, MP3, EP, 320)
DRM450 Юджин Карчесио Вымыслы ‎(15xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM452 Ян Веллман Биоаккумуляция (Альбом) 2 версии 2 версии
DRM453 Марина Розенфельд лессадморе ‎(2xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM454 Марина Розенфельд радость страха ‎(6xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM455 Ай Ямамото благозвучный ‎(14xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM456 Аки Онда Древние и современные (кассетные воспоминания, том.1) ‎(6xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM457 Аки Онда Счастливого пути! (Кассета воспоминаний, том.2) ‎(7xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM458 Аки Онда Кассета Воспоминания Том.3: К югу от границы ‎(5xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
459 немецких марок 3Ренса Другой мир 2 версии 2 версии
DRM460 Янн Новак Дальнейший демонтаж ‎(4xФайл, FLAC, EP)
DRM461 Крис Уотсон Железнодорожная тропа ‎(Файл, FLAC)
DRM462 Алекс Уайт (6) Трансдукции ‎(8xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM463 Дэвид Туп, сканер, Лоуренс Инглиш Дэвид Туп, Сканер, Лоуренс Инглиш — Энтомологи ‎(2xФайл, MP3, 320)
DRM464 Сиаваш Амини + Рафаэль Антон Ирисарри Сиаваш Амини + Рафаэль Антон Ирисарри — Лардаскан ‎(Файл, MP3, Одиночный, 320)
DRM465 Эрик Грисволд Все, что идет на мельницу ‎(13xФайл, FLAC, Альбом)
DRM466 Майк Купер Глобус отмечает ‎(7xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM467 Стивен Витиелло Задержка баса Баффало ‎(Файл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM468 Майк Купер Кирибати ‎(8xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM470 Габриэлла Смарт Внутренние города, написанные Элвином Карраном ‎(CDr, Промо) Продать эту версию
DRM471 Янн Новак Ветер, дующий над нами ‎(Файл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM472 Янн Новак Присутствие ‎(Файл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM474 Ян Веллман Дом, который съел себя ‎(6xФайл, MP3, EP, 320)
DRM475 Тодд Андерсон-Кунерт Прошлые стены и окна ‎(6xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM476 Франция Джобин #синтпорно ‎(2xФайл, MP3, EP, 320)
DRM477 Франция Джобин #moresynthporn ‎(2xФайл, MP3, EP, 320)
DRM478 Франция Джобин #дажеморсинтпорно ‎(3xФайл, MP3, EP, 320)
DRM479 Сэмм Беннетт Осцилллендулум ‎(CDr, Альбом, Промо) Продать эту версию
DRM480 ​​ Ашер (4) Аранжировки я ‎(11xФайл, FLAC)
DRM481 Ашер (4) Аранжировки II ‎(11xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM482 Рафаэль Антон Ирисарри Расстояние ‎(2xФайл, MP3, EP, 320)
DRM483 Подсвечник яйца из лакированного сундука ‎(7xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM484 Стивен Витиелло Выводок IX ‎(4xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM485 Лоуренс Инглиш Полевые записи из зоны ‎(5xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM486 Эрик Грисволд Обои Музыка IV ‎(CDr, Альбом, Промо) Продать эту версию
DRM487 Крис Абрахамс и Майк Купер Крис Абрахамс и Майк Купер — Праксис (Альбом) 2 версии 2 версии
DRM488 Франция Джобин Текучести времени не существует ‎(2xФайл, MP3, EP, 320)
DRM489 Спирос Полихронопулос / Танос Полименеас-Лионтирис / Яковос Павлопулос Спирос Полихронопулос / Танос Полименеас-Лионтирис / Яковос Павлопулос — Виддершинс ‎(7xФайл, MP3, 320)
DRM490 Разное Количество частиц ‎(16xФайл, FLAC, Комп)
DRM491 Тони Бак 26​.​12​.​10 ‎(4xФайл, MP3, EP, 320)
DRM492 Норман Вестберг Короткие песни для долгой зимы ‎(2xФайл, MP3, EP, 320)
DRM494 Юджин Карчесио нет места я ‎(26xФайл, MP3, 320)
DRM496 М.Рёснер Нет прочной формы ‎(CDr, Альбом, Промо) Продать эту версию
DRM497 Стивен Витиелло Саундтреки к фильму Линн Сакс (Том 1, Фильм об отце-кто, Кончик моего языка) ‎(14xФайл, AIFF)
DRM498 Юджин Карчесио Нет места 2 ‎(Файл 17x, MP3, 320)
DRM498 Стивен Витиелло Саундтреки к Линн Сакс (Том 2: Твой день — моя ночь: Общество стирки: Кончик моего языка) ‎(19xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM499 Лоуренс Инглиш Транзит (к 15-летию) ‎(7xФайл, MP3, Альбом, RE, 320)
DRM4101 Тодд Андерсон-Кунерт Ты обещал ‎(CDr, Альбом, Промо) Продать эту версию
DRM4102 Зейн Троу Натюрморт ‎(4xФайл, MP3, EP, 320)
DRM4103 Спирос Полихронопулос Дуэнде ‎(5xФайл, MP3, Мини-Альбом, 320)
DRM4106 Зейн Троу Почему Эхо? ‎(6xФайл, MP3, Мини-Альбом, 320)
DRM4107 Дэвид Уотсон и Мэтью Уэлч Дэвид Уотсон и Мэтью Уэлч — Тканый ‎(3xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM4108 Стивен Витиелло Комната по течению (6×6) ‎(Файл, MP3, Альбом, 320)
DRM4109 Полихронопулос* / Полименеас-Лионтирис* / Павлопулос* Полихронопулос* / Полименеас-Лионтирис* / Павлопулос* — Виддершинс ‎(CDr, Альбом, Промо) Продать эту версию
DRM4109 Эрик Грисволд Волчья Луна ‎(2xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM4110 Майк Купер Тростниковый огонь (OST) ‎(11xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM4113 Дэвид Ши ДО ПОЛУДНЯ ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ ‎(6xФайл, MP3, EP, 320)
DRM4114 Ашер (4) Астротезия ‎(14xФайл, MP3, Альбом, 320)
DRM4116 Янн Новак Залитый светом и восторгом ‎(5xФайл, MP3, EP, 320)
DRM4117 Дэвид Ши Искусство памяти ‎(10xФайл, MP3, EP, 320)
DRM4119 Зейн Троу следы ‎(7xФайл, MP3, Альбом, 320)
ЭДРМ400 DJ Olive встречает I/O3 DJ Olive встречает I/O3 — Мощные сессии ‎(CD) Продать эту версию

Первая мировая война: технология Первой мировой войны: секретный разведывательный отдел комнаты 40

После начала боевых действий в августе 1914 года секретное разведывательное подразделение Адмиралтейства, Комната 40, активизировало свои операции по наблюдению и взлому кодов против Германии, предоставляя британским вооруженным силам революционную информацию о планах врага.Во второй части серии, состоящей из двух частей, рассказывается об операциях Комнаты 40 с начала боевых действий до конца войны.

Комната 40 была секретным отделом Адмиралтейства по сбору и обработке разведывательных данных, который предоставлял жизненно важные сведения британскому военному командованию и их союзникам во время Первой мировой войны.

Расположенный в здании Адмиралтейства в Лондоне, он был во многих отношениях предшественником более согласованных и изощренных операций по взлому кодов в Блетчли-парке во время Второй мировой войны.

В первой части этого обзора вклада Комнаты 40 в военные действия ( E&T , июнь 2014 г.) рассматривалась роль разведки Адмиралтейства в преддверии объявления военных действий в августе 1914 г. Вскоре после этого стало ясно всем национальным комбатантам, что способность приспосабливаться и меняться в соответствии с новыми обстоятельствами будет определять победителей и проигравших. Британцы уже предприняли меры для защиты своей глобальной телеграфной кабельной сети — «Всекрасной линии» — и ограничили немецкую международную телеграфную связь, перерезав пять подводных немецких кабелей у атлантического побережья.

В начале войны коды и шифры, использовавшиеся военными, военно-морскими и дипломатическими службами всех сторон, были относительно примитивными, унаследованными от эпохи кавалерии на суше и парусного спорта на море. Было осознание необходимости секретности, поэтому сигналы сначала кодировались с использованием общих кодовых книг; затем для дополнительной безопасности сигналы шифровались. Однако концепции, лежащие в основе этих методов, были явно устаревшими, а также все более уязвимыми для нововведений в методах взлома кода.

Основная немецкая военно-морская кодовая книга, называемая Книгой сигналов Императорского флота («Signalbuch der Kaiserlichenmarine»), рассматривала методы кодирования беспроводных сигналов как запоздалую мысль, добавленную к публикации, в которой основное внимание уделялось традиционным средствам передачи сигналов на море, т. Е. Использование флагов и другие визуальные приемы, такие как вспышки света.

Дизайн этой и других кодовых книг, использовавшихся Императорским флотом Германии и немецкой армией, был предельно прост. Кодовые книги перечисляли простые слова в алфавитном порядке, но также располагали кодовые слова в алфавитном порядке, что делало закодированные сигналы очень уязвимыми для взломщиков кодов, даже если они не имели прямого доступа к используемым кодовым книгам.

Коды, предназначенные для взлома

В любом случае дешифровщикам Британского Адмиралтейства, работавшим в Комнате 40, изначально не нужно было заниматься взломом структур шифровальной книги: все три основных немецких военно-морских шифровальных книги были захвачены в ходе несколько месяцев после начала боевых действий.

Точно так же методы шифрования, используемые для «супершифрования» закодированных сигналов, оказались на удивление примитивными. В некоторых случаях они даже использовали простой «шифр Цезаря», где есть фиксированная замена одной буквы в алфавите на другую (например, закодированная буква A всегда переставляется на зашифрованную букву D).Эти шифры, даже если они немного сложнее, взломать было несложно.

Поэтому неудивительно, что дешифровщики французской и британской армии разработали способы взлома немецких армейских шифровальных средств за короткий период мобильной войны вплоть до Первой битвы на Марне (сентябрь 1914 г.). Это оказалось удачным, поскольку после того, как траншеи были вырыты и проложены кабели, немецкая армия очень мало использовала беспроводную сигнализацию на Западном фронте до конца войны. Информация об этой ценной технике была передана в Комнату 40, которая затем смогла расшифровать весь беспроводной трафик немецких военно-морских сил.

В течение некоторого времени конфликта, даже когда немецкие кодовые книги были заменены новыми версиями, они были структурированы таким же образом с использованием тех же алфавитных распределений простых слов/кодовых слов, и поэтому для их взлома потребовалось мало времени. Точно так же, хотя немецкие войска довольно регулярно меняли свои индивидуальные шифровальные ключи, они в течение двух-трех лет придерживались одних и тех же простых шифровальных систем, и британцам потребовалось некоторое время, чтобы взломать новые ключи.

Таким образом, с августа 1914 года британский Королевский флот имел непревзойденное представление о деятельности своего немецкого коллеги, прислушиваясь к инструкциям вражеских кораблей собираться в определенное время и одновременно включать огни гавани ( таким образом показывая, что боевой флот Императорского флота Германии готовился к выходу в море: один из них привел к Ютландскому сражению (30 мая — 1 июня 1916 г.).

Сбору разведывательной информации в Комнате 40 способствовало активное использование беспроводной связи немецким флотом с подводными лодками и небольшими надводными кораблями, такими как тральщики, через частые промежутки времени объявляющими об отправлении, курсе и действиях.

Надо отметить, что адмиралы и командующие Королевского флота не всегда использовали этот урожай первоклассных разведданных с максимальной выгодой. Битва за Ютландию была эффективной по умолчанию, поскольку она напугала надводный флот Имперского немецкого флота и заставила его оставаться в порту до конца Первой мировой войны, но Королевский флот упустил возможность нанести удар по флоту противника.Действительно, Адмиралтейству потребовалось добрых два года, чтобы понять, как лучше организовать работу Комнаты 40.

Вопреки ожиданиям, основатель Room 40, инженер и физик сэр Джеймс Альфред Юинг оказался не особенно хорошим руководителем оперативного подразделения, и в 1917 году его заменил более динамичный (и коварный) капитан (впоследствии адмирал сэр) Уильям Реджинальд Холл (1870–1943), директор военно-морской разведки с 1914 по 1919 год (который был известен как «мигающий» Холл из-за подергивания лица, из-за которого, как сообщается, один из его глаз моргал, как мигающий сигнальная лампа ВМФ).

Уязвимости системы безопасности

В первые годы конфликта прогресс в сборе и обработке разведывательной информации на суше был неоднородным. Противоборствующие армии, увязшие в окопах, прокладывали густые сети кабелей связи, вместо того, чтобы пользоваться беспроводной связью на фронте. Обе стороны также научились «подключаться» к телефонной и телеграфной связи своих врагов; но по иронии судьбы они не всегда уделяли достаточно внимания безопасности своих коммуникаций.

Возможно, самым важным достижением в британской дешифровке на этом этапе войны стало то, как дешифровщики Британской военной разведки (MI1b для армии, Комната 40 для Королевского флота) обратили свое внимание на дипломатическое подслушивание. Они стали интересоваться дипломатическими сообщениями не только Германии, но даже дружественных нейтральных стран, таких как США.

Дипломатическая кодовая книга США была взломана здравым, хотя и неоригинальным, трюком. Британцы вручили послу США в Лондоне дипломатическую ноту, которую, как они знали, нужно было полностью передать по телеграфу в Вашингтон.Прежде чем пересечь океан по подводному кабелю, закодированное теперь сообщение было отправлено по наземному телеграфному кабелю из Лондона в Корнуолл. Британцы смогли тайно перехватить сигнал на пути в Западную страну и использовали его, чтобы начать разработку структуры кодовой схемы США.

Это позволило британским военным и политическим лидерам следить за дипломатическими шагами США, такими как содействие мирным переговорам, и следить за усилиями Германии по принуждению нейтралов к поддержке своей точки зрения, прежде чем она введет неограниченную подводную войну на начало 1917 года.Кодовые книги, использовавшиеся в то время, были намного сложнее, чем ранние кодовые книги с алфавитным распределением. Кодовые слова теперь распределялись случайным образом, что значительно усложняло взлом новых кодовых книг, если физическая копия еще не была захвачена.

Потребовалось выработать около половины значений кодовых слов кодовой книги, прежде чем стало возможным взломать достаточное количество отдельных сообщений, чтобы понять их смысл. Поэтому потребовалось бы много усилий, чтобы взломать кодовую книгу с 10 000 кодовых слов, что в то время не было чем-то необычным.По мере развития Первой мировой войны немцы все чаще меняли свои шифровальные книги, поэтому сломать книгу нужно было довольно быстро, иначе все усилия будут потрачены впустую, когда будет введена новая. Дешифровщики будут использовать сложные логические допущения, чтобы идентифицировать, во-первых, кодовые слова, представляющие числа, знаки препинания и общие термины, такие как имена, единицы измерения, позывные и тому подобное. С этого момента они могли начать сосредотачиваться на все большем и большем количестве содержания закодированных сообщений.

Это был медленный и трудный процесс, и для него требовались люди, работающие со словами, такие как профессиональные лексикографы, специалисты по древней истории и другие специалисты-лингвисты, тогда как во время Второй мировой войны для шифров, напротив, требовались математики.

Ранние машины для взлома кода?

Взлом кодов был очень трудоемким процессом, и объемы собираемых данных вскоре стали чрезмерным бременем для группы Комнаты 40 и ее ресурсов (в отчете разведки союзников от 1918 года отмечается, что дешифровщики «должны обладать способностью скрывать что-либо от от дюжины до 20 теорий в [их] уме, чтобы выстроить цепь совпадений и рассуждений, пока каждое звено не встанет на свое место и не образует связное целое»).

Где-то в 1916 году одному из них, чья личность, к сожалению, не установлена, пришла в голову идея использовать механизмы для разработки последовательности логических шагов процесса взлома кода, обычно известного как «блок-схема».Наука о взломе кодов и интерпретации разведывательных данных вот-вот должна была вступить в новую и очень важную фазу, которая, как можно утверждать, приведет к инновациям, которые сыграют роль в развитии электронного компьютера, что приведет к созданию Колосса Блетчли-Парка.

Сохранилось не так много веских свидетельств о природе устройства Комнаты 40 или о том, как оно функционировало. Из несколько обрывочной информации, доступной в Национальном архиве Великобритании в Кью, мы можем предположить, что какую бы физическую форму он ни принимал, это почти наверняка был тип табулятора перфокарт; но больше ничего нельзя сказать наверняка о «конфигурации оборудования», так сказать.

Счетная машина была электромеханической машиной, изобретенной для помощи в обобщении полевой информации, а позже и в бухгалтерских приложениях; вычислительный гигант IBM берет свое начало в технологии табулирующих машин. Единственная подсказка об оборудовании Room 40 — это упоминание о «пианоле». Довольно часто устройство типа пианолы упоминалось в описании / введении к идее машин с перфокартами в истории компьютеров (фортепиано иногда называют одним из первых примеров механической автоматизации).Ключевым моментом является концепция «отверстия / не отверстия» как средство передачи машинных команд и / или информации, а не точная природа карты / рулона.

Дешифровщики использовали термин «шляпные» для этих случайно распределенных кодовых книг, как если бы кодовое слово для любого простого слова было извлечено из шляпы. Это привело к описанию команды женщин, работающих на станках, как «шлифовку» значений кодового слова «из шляпной машины».

Однако есть некоторая информация о том, как новое оборудование Комнаты 40 ускорило процесс определения кодовых слов.В документе о дипломатическом дешифровании есть краткий отчет о проекте: «Не осознавалось, что эта форма [случайно распределенного] кода требует особого обращения, до мая 1916 года, когда было предоставлено разрешение на создание специального штата образованных женщин для рабочий механизм, с помощью которого можно было ускорить процесс угадывания … С помощью этого метода [количество] угадываемых кодовых слов сразу возросло до 20 ежедневно, а по закону возрастающей отдачи механически увеличилось до максимума 100 в день, к тому времени код был примерно читаем.

Это контрастирует с горсткой кодовых слов, которые опытный человек может вычислить за день. Это своего рода повышение производительности, которое мы обычно связываем с внедрением современных информационных технологий (ИТ) в обработку данных. В качестве еще одного указания на то, как ИТ меняет характер работы, в отчете добавляется, что «чтение сообщений в таких кодах оказалось просто делом утомительной тяжелой работы для одного или двух экспертов и персонала обученных дам». мисс Робертсон».

Конечно, современных историков техники очень огорчает и разочаровывает то, что о «машине для шляп» известно так мало подробностей. Информация о его существовании помогает нам понять, почему в Блетчли-парке были изобретены машины для взлома кодов времен Второй мировой войны, такие как Colossus (и многие другие менее известные машины). Идея использования машин для взлома кодов не была новой в 1940 году, но это был еще один способ, которым предшественники Первой мировой войны помогли определить ход более позднего конфликта.

Наиболее сенсационно, Комната 40 перехватила телеграмму от января 1917 года от министра иностранных дел Германии Артура Циммерманна, в которой он пытался втянуть Мексику в войну на стороне Германии путем военного нападения на США. Телеграмма была расшифрована, и ее содержание просочилось к президенту США: она сыграла свою роль во втягивании США в войну, нарушив баланс сил против Германии и ее союзников. Инцидент вошел в историю криптографии как перехват «телеграммы Циммермана».

Это был триумф не только для подслушивателей и дешифровальщиков, но и для Уильяма Холла, который придумал, как передать разведданные американцам, сохранив при этом два важных секрета. Первый секрет заключался в том, чтобы убедиться, что немцы не осознают, что Великобритания перехватывает и расшифровывает их секретные сообщения; это было жизненно важно в военном отношении. К счастью, немцы обвинили в утечке своих людей, а не врага, так что этот секрет был в безопасности. Кроме того, с политической точки зрения было жизненно важно, чтобы вторая тайна также действительно надежно хранилась.На этот раз в неведении пришлось держать американцев.

Мексиканская связь

Президент США Вудро Вильсон разрешил немцам соединить свои кабели с кабелями, якобы исходящими из посольства США в Копенгагене, Дания. Причина этого заключалась в том, что, как упоминалось ранее, британцы перерезали кабели Германии и захватили ее международные беспроводные станции, получив контроль над ее связью с остальным миром.

Президент Вильсон разрешил Германии использовать средства США для связи с посольством Германии в Вашингтоне якобы по поводу его мирных предложений.Вместо этого Циммерманн использовал канал, чтобы попытаться спровоцировать более широкую войну, включая нападение на материковую часть США. Как бы они ни хотели проинформировать американцев об этом дипломатическом мошенничестве, британцы не могли в то же время легко признать, что они перехватывали и просматривали сообщения США, проходящие через британские телеграфные сети (именно так направлялись сообщения из Копенгагена). К счастью, сообщение нужно было отправить в немецкую миссию в Мехико, и британцам удалось украсть копию сообщения по прибытии туда, которую затем показали американским властям.

После перемирия 1918 года потребность в комнате 40 отпала. В следующем году подразделение, более известное как NID25, объединилось со своим армейским эквивалентом MI1b, чтобы сформировать Правительственную школу кодов и шифров, позже расположенную в Блетчли-парке; это, в свою очередь, было переименовано после Второй мировой войны в штаб-квартиру правительственной связи (GCHQ) после Второй мировой войны и переехало в Челтнем.

Пол Гэннон, автор книги «Внутри комнаты 40» (Иэн Аллен), опирается на новую информацию, которая стала доступна с момента ее публикации в 2011 году.
Дополнительная информация

Подпишитесь на электронную рассылку E&T News, чтобы каждый день получать на свой почтовый ящик замечательные истории, подобные этой.

Комната 40 | Encyclopedia.com

█ АДРИЕННА УИЛМОТ ЛЕРНЕР

Достижения в области коммуникационных технологий, таких как телефон и трансатлантический телеграф, привели к разработке все более сложных шифровальных систем и кодов. Телеграф облегчал связь между командованием и удаленными силами, но линии были уязвимы для прослушивания, перехвата трафика сообщений на проводах.По мере того как коды становились все более математическими и сложными, разведывательные службы привлекали профессиональных криптологов, взломщиков кодов и переводчиков.

С началом Первой мировой войны в 1914 году британская разведка начала перехватывать телеграммы, отправленные немецкими военными и правительством. Немецкий шифр был неизвестен, поэтому британская разведка быстро создала отдел криптографии, чтобы приступить к взлому вражеского кода. Отдел под руководством офицера разведки Реджинальда «Блинкера» Холла и эксперта по коду Альфреда Юинга располагался в комнате 40 здания Адмиралтейства.Отдел криптологии, располагавшийся в комнате 40, был всего лишь небольшим подразделением крупной британской разведывательной системы. Однако после выдающихся успехов, достигнутых командой, «Комната 40» во время войны стала универсальным прозвищем британской военной разведки.

В то время как сами шифровальные системы становились все более сложными в начале двадцатого века, технология их декодирования не развивалась такими же темпами. Коды все еще разрабатывались вручную в длинных последовательностях для поиска математических перестановок и отклонений от известных шифров, которые формировали основные образцы кода.Лучшим средством взлома кода был захват вражеской кодовой книги. Начиная с 1914 года, необычная череда событий привела к захвату не одной, а трех разных немецких кодовых книг, что позволило Комнате 40 перехватывать, расшифровывать и переводить большинство немецких военных и дипломатических передач.

В начале войны в ящике, извлеченном с затонувшей немецкой подводной лодки, находилась копия кодовой книги министерства иностранных дел Германии. Таким образом, британская разведка могла отслеживать дипломатическую переписку между правительством Германии, ее территориями и посольствами.По счастливой случайности для Комнаты 40 позже в том же году русский флот потопил немецкий крейсер. Когда русский флот спасал выживших немецких моряков с потерпевшего крушение корабля, у одного офицера была обнаружена копия шифровальной книги ВМФ Германии. Кодовая книга была отправлена ​​в британскую разведку, и Комната 40 смогла расшифровать телеграмму от командиров немецкого флота и кораблей. Поскольку большинство кораблей немецкого флота ежедневно сообщали о своих позициях, британская разведка узнала индивидуальные идентификационные коды кораблей и к концу 1915 года отследила положение большинства немецких военных кораблей и подводных лодок.

В то время как две найденные кодовые книги позволили британской военной разведке расшифровать почти четверть немецких военных передач, захват третьей кодовой книги в 1915 году дал Комнате 40 математический ключ к немецкой системе шифрования. Вильгельм Вассмус, немецкий консул в Персии, поспешно покинул свой офис, спасаясь от вторжения британских войск, оставив свою копию немецкой дипломатической кодовой книги. Криптографы Комнаты 40 обнаружили, что первые две восстановленные кодовые книги были стандартными перестановками третьего кода.Таким образом, несколько немецких кодов были основаны на единой системе шифрования, и, применяя систематические вариации, британские криптографы смогли взломать оставшиеся коды.

В 1917 году номер 40 добился наибольшего успеха. Соединенные Штаты, симпатизируя союзникам и помогая перевозить боеприпасы через Атлантический океан, твердо придерживались политики невмешательства в войну. Усиление немецких подводных лодок, затопление торговых и пассажирских судов США и союзников, а также работа немецких диверсантов во время взрыва «Черного Тома» способствовали изменению отношения американцев к вступлению в войну.Утром 17 января 1917 года британская военная разведка перехватила секретное сообщение министра иностранных дел Германии Артура Циммермана послу Германии в Вашингтоне, округ Колумбия. На полную расшифровку сообщения у криптографов ушло почти месяц, но важность телеграммы была осознана почти немедленно. Телеграмма Циммермана, как стало известно, раскрыла планы Германии начать неограниченную подводную войну в Атлантике. Зная, что это может втянуть Америку в войну, Германия планировала заключить союзы с Мексикой и Японией, чтобы сохранить США.С. оккупировал на своей территории, а не в Европе. В телеграмме говорилось не только о принуждении Англии к капитуляции, но и обещало Мексике возвращение ее бывших территорий в Техасе, Нью-Мексико и Аризоне. Британская разведка поделилась содержанием меморандума с американским правительством, сорвав немецкий план. Объявив вскоре войну Германии, Америка вступила в войну в Европе.

В 1918 году Комната 40 перехватила передачу, которая показала, что значительная группа немецких моряков подняла мятеж.Вскоре последовали новости о капитуляции Германии. Триумф Комнаты 40 в ходе Первой мировой войны убедил британское Адмиралтейство в том, что криптография является необходимым инструментом современной войны. Однако к началу Второй мировой войны область криптографии значительно изменилась с появлением шифровальных машин, телетайпов и радио.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Взрыв Черного Тома
Первая мировая война
Первая мировая война: Потеря немецкой кодовой книги

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.